«Чтобы подготовиться к будущему, надо расслабиться и прислушаться к себе»

«Чтобы подготовиться к будущему, надо расслабиться и прислушаться к себе»
Поиск
Рассылка
Два раза в неделю. Только самое интересное.
Подписаться

«Чтобы подготовиться к будущему, надо расслабиться и прислушаться к себе»

«Чтобы подготовиться к будущему, надо расслабиться и прислушаться к себе»

Практический гид для тех, кого пугает неизвестность

Почти все эксперты сходятся во мнении, что после пандемии мир не будет прежним. Подготовиться к новой реальности непросто: какой бизнес, какие профессии будут востребованы можно только гадать. Но кое-что сделать можно — например, подготовиться ментально. Как это сделать? Чтобы найти ответ на этот вопрос, Reminder организовал вебинар с несколькими экспертами. Вот основные тезисы разговора. 

  • Павел Лукша, футуропрактик и основатель международной инициативы Global Education Futures.

  • Евгения Волянская, коуч, консультант по развитию руководителей высшего звена, основательница программы «Эволюция». 

  • Андрей Черняков, коуч, консультант по развитию руководителей высшего звена, основатель программы «Эволюция». 

Что нас ждет в будущем? 

Павел Лукша: Начнутся процессы, которые давно назревали в экономике и в обществе и для которых пандемия стала катализатором. Ситуация, когда люди оказались в изоляции у себя дома, сделала видимыми многие уязвимости цивилизации, в которой мы существуем, и нашего образа жизни. 

Мы в Global Education Futures подготовили сводную таблицу из более чем пятидесяти прогнозов о том, куда идет мир, сделанных ведущими футурологами мира. Они говорят о разном и друг друга критикуют. Но их прогнозы складываются в определенные паттерны. Первый: все ожидают большой кризис в ближайшие год-полтора. Он будет одновременно экономическим, политическим, геополитическим, продовольственным, финансовым. Нам всем придется привыкнуть к тому, что сытые времена закончились, что многие бизнесы разоряются, многие привычные сферы деятельности отмирают. И нужно быть гибким, быстрым, уметь мгновенно реагировать и справляться со стрессом. 

Второй паттерн, прослеживающийся в прогнозах футурологов: мы не сможем вернуться к той ситуации, в которой мы жили раньше. Перетряска, вызванная пандемией, очень большая: сокращение огромного числа людей, приостановка производства продуктов, ликвидация неэффективных бизнес-процессов — все это приведет к пересборке экономики. В том числе вокруг технологических решений, связанных с автоматизацией производств, с масштабным переходом к бесконтактным процессам, исключающим участие людей. Также мне кажется, что гражданское общество, вооруженное интернетом, начнет постепенно себя проявлять. Оно уже это делает в Западной Европе, США, Латинской Америке. Отдельные очаги гражданского общества становятся заметны и у нас.

То есть, мы всем миром сейчас будет переживать такой 1991 год: выходить в некую новую реальность, в которой корпорации и государства уже не будут определять образ жизни всего мира. В 2021 году мы будем массово учиться существовать в ней. И после этого, в 2022-2023 годах, скорей всего, откроется поле новых возможностей: можно будет создавать новые бизнесы, новые темы. 

Стоит ли сейчас открывать новый бизнес? 

Павел Лукша: На нынешнем этапе совершенно не понятно, какие бизнес-модели будут успешными в будущем. Благоприятные для предпринимательства условия, начало восстановления экономики, раньше середины следующего года вряд ли возникнут. Сейчас можно разве что зарабатывать на контртрендах. Знаете, как в той шутке про то, что компания по производству туалетной бумаги купила корпорацию Boeing. Но для этого нужно очень тонко чувствовать ситуацию. Тот же Уоррен Баффет, например, попытался играть на нынешнем падающем финансовом рынке, но в итоге вышел из всех купленных активов, потому что понял, что даже его экспертизы не хватает, чтобы понимать, что сейчас делать.

Как пережить период неопределенности? 

Андрей Черняков: Все сейчас пытаются унять тревогу с помощью прогнозов. Наша психика так устроена, что мы очень плохо себя чувствуем в неизвестности. Каждый раз мы стараемся создать какую-то модель, которая, как нам кажется, даст какое-то представление о том, что будет завтра. Но из-за этого нарушается наш контакт с реальностью, потому что, на самом деле, мы живем в неопределенности всегда — не только во время кризисов. Просто в кризис это проявляется наглядно. И важнее вместо того, чтобы бороться с помощью прогнозов с неопределенностью, развивать способность к жизни в ней, гибкость. 

Исторический опыт показывает, что люди, которые очень жестко привязаны к своему образу жизни, способу зарабатывать, социальному слою, к своим привычкам, являются самыми уязвимыми. Как это сейчас модно говорить, — «хрупким». В моменты, когда кардинально меняется все, и старые привычные структуры рушатся, такие люди переживают невероятно сильный кризис. Важно помнить, что все мы отдельные личности, хотя и являемся частью социума. И самое главное, что мы можем сделать для себя в кризис — инвестировать в свою «антихрупкость» — в то, чтобы оставаться собой, не разрушаться, не подвергаться стрессовому отклику, который порождает наша психика, когда вокруг происходит что-то странное. 

Люди на более поздних стадиях развития — с более зрелой операционной системой — способны не давать стрессу влиять на их действия. Приведу пример. Очень легко начать думать, что ситуация, в которой мы оказались сейчас, экстренная, а значит, нам нужно немедленно предпринять некие решительные действия, чтобы не сдохнуть. Но как только мы начнем так думать, то немедленно получим стрессовый отклик. Он может привести к разным последствиям. Кто-то перестанет тратить деньги, выходить на улицу, нанимать сотрудников — если у него есть бизнес, заморозит все процессы и примется ждать, когда это все закончится. Кто-то, наоборот, с ликующими воплями выскочит на улицу и начнет совершать очень активные и, скорее всего, малопродуктивные действия. Все вышеперечисленное — реакции человека, который действует неосознанно, потому что внутренне не может остановиться, успокоиться, выдохнуть и разобраться, что же с ним происходит. 

Как понять, что ты в состоянии принять адекватное решение? 

Андрей Черняков: Нужно поговорить с кем-то. Я могу самое ужасное свое состояние воспринимать как нормальное, просто потому что всегда в нем нахожусь. Но если я могу обсудить его с другим и получить фидбек, как выгляжу снаружи — это поможет мне сформировать более адекватное представление о себе. Вообще у людей огромное количество всяких когнитивных искажений, поэтому контакт человека с реальностью можно назвать весьма условным. И главное, почему нам нужны другие люди, так это потому, что это они — единственный способ с этой самой реальностью контакт создать.

Cостояние, в котором вы принимаете решение, не менее значимо, чем все интеллектуальные доводы и факты, которыми вы руководствуетесь. На одном из мероприятий спикером был космонавт. Он рассказывал, как их тренировали. Оказалось, что у космонавтов есть два трудных момента в полете: взлет и посадка. Когда космонавта выбрасывает из самолета на какой-то невозможной космической высоте при посадке, первым делом, он не проверяет раскрылся ли парашют и работает ли рация. Он просто дергает руками, чтобы посмотреть расслаблено ли тело. Потому что, если оно не расслаблено, значит, ты паникуешь. А если ты паникуешь, то начинаешь немедленно совершать ошибки. И космонавтов специально учат тому, как сознательно расслабляя тело, возвращать себя в нормальное состояние. Это правило работает во всех областях жизни: если мы слишком серьезны и напряжены — ничего хорошего не получится.

Как научиться расслабляться, если ты не космонавт? 

Андрей Черняков: Важно, прежде всего, уметь обнаруживать, когда расслабленность пропадает. Знаете, чем особенно хорошо, что Zoom стал популярным? Тем, что люди теперь все время на себя смотрят. Благодаря этому мы можем обнаружить у себя симптомы напряжения: посмотреть на себя и на экране и увидеть, что ох, ничего себе, взгляд-то загнанный. И что-то с этим сделать, начать учиться этим состоянием управлять. Способов много. В мой почтовый ящик сейчас сыплется куча предложений: начать медитировать или начни заниматься собственной телесностью. Как это ни смешно, это правда то, чем сейчас надо заниматься, потому что это не позволит вам податься стрессу и саморазрушению, а приведет вас в хорошее ресурсное состояние, даст вам сил, поможет прийти к согласию с собой. 

Евгения Волянская: У нейробиолога Ричарда Дэвидсона есть прекрасный тезис: благополучие — это навык. То есть, если человек готов взять на себя ответственность за свой мозг и свои реакции, он может сформировать тот уровень благополучия, в котором хочет жить. Если вы будете по восемь часов в день сидеть и думать, какие все негодяи, как все плохо и ужасно, то рано или поздно вы начнете чувствовать себя очень несчастными. И от этого будет очень сложно избавиться. Важно стараться отслеживать у себя такие мысли, не давать им развиваться, а вместо этого идти за радостью. Делать то, что доставляет удовольствие, реально поддерживает — приводит в состояние ресурса. Иногда это очень простые вещи: выпить чашку кофе с утра, погулять, послушать, как птички поют. 

Из таких вещей можно создать ресурсный лист. Это практика, помогающая человеку в поисках своих источников энергии, сил. Сначала надо написать с левой стороны крупные вещи, которые дают нам радость: покупка машины, рождение ребенка, свадьба, годовой бонус. А с правой стороны — маленькие повседневные вещи, от которых становится хорошо. Это как раз и поможет вернуть в свою жизнь баланс. Мы так устроены, что фокусируемся на всем плохом вокруг. А ресурсный лист (он кстати, может с течением времени будет обязательно меняться, какие-то пункты из него уйдут, а на их место встанут новые) напоминает, что с нами часто происходит и хорошее. Это такой банк позитивных эмоций, который помогает бороться с негативом. Потому что неприятную эмоцию, если она у нас возникла, ее невозможно уже никуда не деть или уничтожить. Мы можем только заменить ее другой эмоцией. Например, сделав что-то из ресурсного листа — это прибавит вам сил в кризисной ситуации.

Павел Лукша: Интересно, что состояние ресурса хитрым образом связано с такой вещью как целеполагание. Ваша подлинная цель в жизни — энергетически генеративная. Она человеку дает больше, чем у него забирает. Если он занимается тем, что ему действительно нужно, тем, от чего его прет — у него нет вопросов, то ли он делает в своей жизни. Но если он занимается чем-то что из него, грубо говоря, тянет энергию, то, скорее всего, это значит, что он оказался не в той области, в которой ему нужно себя реализовывать. И в этом смысле, ресурсный лист может быть тоже способом наладить контакт с собой и разобраться, что же, на самом деле, меня по-настоящему драйвит и дает мне жизнь. 

Понять, что именно является сейчас вашим призванием — целью — это лучшее, что можно сейчас, на самом деле, начать делать. 

Как выяснить, что является призванием? 

Павел Лукша: Мы часто интуитивно чувствуем, что нам нужно, но пытаемся себя рационально убедить себя, что ошибаемся. Потому что вроде как исходя из прежнего опыта, кажется, что нам нужно что-то другое. Опять-таки нужно разговаривать с другими людьми. Это позволит нам объединить работу неокортекса, части мозга, которая отвечает за рациональное, и его более глубинных структур, которые ответственны за это чувствование. Так через других мы можем укорениться в своем подлинном желании. 

Если кажется, что хочется заняться сразу всем? 

Андрей Черняков: Пробуйте чем-то действительно заняться. Приведу такой пример. Американское высшее образование устроено очень странно с точки зрения европейца и, тем более, русского. Оно учит студентов быть активными. Тому, что если тебе в голову пришла идея — собери быстренько фокус-группу, расскажи ей об идее и получи фидбек. На основании его предприми какое-то действие: отбрось идею или доработай ее. А если тебе пришла в голову уже не идея, а целая концепция, например, какого-то продукта, то сделай на основе этой концепции прототип. Протестируй его и выясни, работает ли твоя концепция или нет. У американцев такой подход порождает необычайное количество пустой активности, зато делает их очень деятельными. Нам, воспитанным в русской, европейской традиции, этой готовности все проверять очень не хватает — мы привыкли все долго обдумывать. Но дело в том, что пока вы думаете, вы не находитесь контакте с реальностью, а находитесь некоем в когнитивном мареве. Если вам кажется, что вам хочется делать все, проведите эксперимент. Попробуйте этим и правда заниматься и узнайте, подходит ли это вам или нет. Я, например, как-то в детстве кино посмотрел про капоэйру и был большую часть жизни уверен, что это то, что я хочу. Пока не пришел на тренировку и не выяснил, как на самом деле устроена капоэйра, и совершенно расхотел ею заниматься. 

А если ничем не хочется заниматься и никакая работа не приносит радости? 

Андрей Черняков: Нужно тогда начать с более общего: с того, что вы вообще любите и чего вы хотите. Когда мы говорим про то, как важно найти свое призвание, это вовсе не значит, что в результате у вас появится деятельность, от которой вас будет переть 24 часа в сутки, которая будет вызывать у вас бесконечный восторг и дофаминовую радость. Это не так. Скорее, найти свое призвание, означает обнаружить деятельность, на которую вам искренне не наплевать, из-за которой вы будете переживать и не спать ночами.  

Чему сейчас нужно учиться, чтобы быть готовым к будущему, в котором все будет по-новому?

Павел Лукша: Срок жизни отдельных профессий сейчас резко сокращается. Технологии внедряются все быстрее, изменения приходят все стремительнее. И у людей появляется больше возможностей: они могут поработать в одной сфере и перейти в какую-то другую. То есть, мы находимся в ситуации, где никаких карьер на всю жизнь у людей не будет. Поэтому сейчас гораздо важнее не приобретать какую-то очередную профессию, а развивать ценные качества и навыки: стратегическую адаптивность, способность быстро перестраиваться, перебираться в другие отрасли и управлять всеми теми вещами, которые помогают это делать. Для этого нужно учиться работать с собственным вниманием, с эмоциями, уметь договариваться с другими, сопереживать и так далее. Это то, что мы называем «экзистенциальная компетенция». Она гораздо важнее, чем какая-то, кажущаяся перспективной профессия. 

Евгения Волянская: Мне кажется, надо перестать себя приравнивать к функции. Человек не исчерпывается только тем, что представляет какую-то профессию или является носителем какого-то знания. Нужно больше ценить процесс, а не результат. Потому что когда мы начинаем зацикливаться на результате — например, на том, как заработать больше денег, то как раз превращает нашу жизнь в функциональную. Поэтому учиться надо тому, что дает радость в процессе. Тому, что вам здесь и сейчас дает возможность получать невероятный кайф от созидания и не входить в токсичные среды, которые вас поглощают до функций. Если вам нравится готовить — учитесь готовить. Это точно потом трансформируется в какую-то важную для вас часть жизни. Если вам нравится программировать, учитесь программировать. Рано или поздно вы придумаете, как зарабатывать с помощью этого деньги. 

Какое одно действие сейчас стоит совершить для того, чтобы сейчас собраться и потом вспоминать это время с воодушевлением? 

Евгения Волянская: Попробовать то, чего вы никогда не делали, но давно мечтали попробовать. Кризисные времена — прекрасный момент для этого. Потому что сейчас все понимают, что ошибку совершить легко, а значит возможность этого нас меньше пугает и тормозит. Так вот, я считаю, нужно попробовать то, чего вы не делали никогда, получить опыт — и из него что-то наверняка вырастет. Да, и важно, чтобы это было что-то, что вас действительно радует. 

Андрей Черняков: Я бы выделил час в день, чтобы ничем не заниматься: не смотрел бы ни в какие гаджеты, не читал бы, не делал бы гимнастику, не медитировал. Это не так просто, как кажется. Почти неизбежно в течение этого часа у вас сильно вырастет тревога. Но с каждым разом она будет угасать. И постепенно, просто давая себе время побыть с собой, вы проясните для себя многое и сможете по-новому взглянуть на то, что вас окружает.  

Фото на обложке: Zack Jarosz / Pexels