Поиск
Рассылка
Два раза в неделю. Только самое интересное.
Подписаться

Почти зависимость: почему любовь мешает трезво мыслить

Почти зависимость: почему любовь мешает трезво мыслить

Философ и нейробиолог Берит Оскар Брогард — о механизме, который делает чувства безумными

Какие чувства вы бы испытали к человеку, который вас унижает, сталкивает с лестницы, ломает дорогие вам вещи, бьет вас и даже душит? В случае Лесли Морган Штайнер это была любовь. Вернее, «Безумная любовь» — так она сама озаглавила автобиографическую книгу, в которой рассказывает о четырех годах жизни в браке с абьюзером. Почему ее история говорит о природе любви не меньше, чем о проблеме домашнего насилия? Обычно жертвы не бросают своего мучителя, потому что боятся за себя и своих детей или зависят от него материально. Но Лесли терпела издевательства не из страха. Она не просто оправдывала своего мужа, она не переставала его любить. 

Философ и специалистка по когнитивной нейробиологии Берит Оскар Брогард считает историю Лесли Штайнер радикальным примером иррациональной любви. Чувства, которое часто противоречит не только здравому смыслу, но и инстинкту самосохранения. Парализует вашу волю, лишает способности трезво мыслить. В случае Лесли это «безумие» по вине мужа-насильника уже балансировало на грани настоящего психоза. Вспомните историю Селесты из сериала «Большая маленькая ложь». Но иррациональная любовь не всегда доходит до таких крайностей. Спектр ее проявлений гораздо шире. Когда вы жертвуете «ради любви» своими увлечениями, поступаетесь карьерой, отказываетесь от общения с друзьями, меняете стиль одежды, поступаете вразрез со своими принципами — это тоже она. Даже если вы не подвергаетесь физическому насилию, вы испытываете психологическое давление и усиливающийся внутренний дискомфорт. Степень ущерба может варьироваться, но суть остается той же — вы лишаетесь естественного права заботиться о своих интересах. 

Спрашивается: если иррациональная любовь противоречит нашим интересам, почему мы возводим ее в культ, прославляем в искусстве как эталон «высоких чувств», считаем красивой и захватывающей, мечтаем ее пережить? Почему мы признаем рациональность достоинством практически везде, кроме любви? Эта странная избирательность наводит на подозрение, что иррациональная любовь, возможно, не так уж иррациональна, как кажется. 

В книге «Зачем думать? Эволюция рационального ума» современный канадский философ Рональд де Соуза объясняет: мы называем чувства иррациональными, когда от нас скрыты их внутренние причины. Типичный пример — фобия. Страх перед мышами кажется бессмысленным, потому что в реальности мыши вам не угрожают. Но приобретает смысл, если видишь, что за ним скрывается вполне реальное чувство тревоги, связанное, например, с психической травмой. Неслучайно Брогард выбрала эпиграфом к своей книге «Романтическая любовь» цитату из Фридриха Ницше: «В любви всегда есть толика безумия. Но и в безумии всегда есть разумное зерно». У любви это зерно — нейрохимическое. 

В автобиографии Лесли Штайнер безумная любовь выглядит как порочный круг из чередующихся контрастных переживаний: депрессия — попытка освободиться — ломка — поиск оправданий для возобновления отношений — воссоединение — эйфория — сознание своего бессилия — депрессия. Ничего не напоминает? Конечно — наркозависимость. 

Нейробиологические исследования показывают, что влюбленность действует на нас как кокаин. Антрополог Хелен Фишер в 2005 году впервые просканировала на МРТ мозг у 2500 влюбленных и обнаружила, что от одного взгляда на фотографию возлюбленного их центральную нервную систему наводнили мощные нейромедиаторы. Норадреналин, вызывающий прилив энергии и подавляющий страх. Серотонин, который усиливает чувство удовлетворения и отключает нейронный механизм, отвечающий за критическое восприятие. И дофамин, который часто называют «гормоном удовольствия». Основные биохимические изменения наблюдались в тех частях мозга, которые входят в систему вознаграждения: вентральной области покрышки, миндалевидном теле, гиппокампе и префронтальной коре. 

То, что любовная эйфория похожа на эффект от кокаина или алкоголя, подтверждают многие исследования. Но лучше всего — забавный эксперимент, проведенный в 2012 году в Калифорнийском университете. Ученые устроили в лаборатории алкогольную вечеринку для плодовых мушек. На ней самцы, отвергнутые самками, выпили в четыре раза больше, чем их более удачливые конкуренты. «Альтернативный способ стимулировать тот же центр вознаграждения», — комментирует гарвардский психолог и исследователь любви Ричард Шварц. 

Каким образом влюбленность превращается в патологическую зависимость? Как и в случае с наркотиками, мозг становится со временем менее чувствительным к биохимической стимуляции. Вам остается либо смириться со снижением остроты ощущений, либо повысить дозу, пишет Берит Оскар Брогард. Безумная любовь с ее скачками от любви к ненависти, от нежности к агрессии, от абсолютной веры во взаимность к кромешному отчаянию — это что-то вроде симуляции первого этапа влюбленности, когда любовь еще не вошла в стабильную фазу и построена на контрасте сильных эмоций. Мы просто подсаживаемся на безумную любовь. За ширмой «романтики» и «высоких чувств» скрывается банальная зависимость. 

Как избежать этой зависимости? Брогард предлагает нам изменить отношение к любви. Контроль и любовь — странная пара? Если только воспринимать любовь как внешнюю силу, которая подчиняет нас себе. На самом деле любовь рождается и живет внутри нас. Это одна из наших эмоций, непростая и комплексная, но по сути такая же, как и все остальные. А значит, ее можно научиться контролировать так же, как иррациональные страхи и фобии. 

Первые научные данные о том, что мы способны осознанно регулировать силу своей любви в здоровых отношениях, уже есть. В ходе исследования под неромантическим названием «Регулирование романтических чувств» ученые предложили испытуемым посмотреть на фотографию нынешнего или бывшего партнера и сосредоточиться сначала на его позитивных, а затем — на негативных качествах. Хотя все участники перед началом эксперимента заявили, что любовь не поддается контролю, результаты ЭЭГ показали, что в первом случае они смогли в считанные секунды повысить, а во втором — снизить интенсивность своих чувств к партнеру. 

Как применить эти знания на практике? Брогард называет три ключевых навыка. 

  • Осознание: «иррациональное» чувство, как айсберг, всегда имеет подводную часть. Под преувеличенной любовью часто скрывается бессознательная ненависть — обида на партнера за все лишения, которые вы терпите ради его любви. Чем больше вы подавляете ненависть, тем более мощный противовес вам требуется, чтобы удерживать ее «под поверхностью». Так вы своими руками взращиваете гипертрофированную любовь. 

  • Объективность: когда мы безумно влюблены, мы закрываем глаза на правду или подвергаем ее строгой цензуре. Реалистичная любовь предполагает адекватное восприятие любимого человека, без иллюзий и самообмана, и не исключает критики. В ней есть место для идеалов, но не для недостижимых целей. Она не мешает видеть, где заканчиваются ваши интересы и начинаются издержки. 

  • Забота о себе: даже если вы очень близки с партнером, делайте что-нибудь без него, проводите время с другими людьми, стройте планы, в которых есть место только для вас. Не забывать о своих интересах и рассматривать себя внутри отношений как самостоятельную личность — не эгоизм, а обязательное условие для счастья. 

А что делать, если зависимость уже развилась? То же самое, что и с любой опасной зависимостью. Брогард советует хорошо зарекомендовавшую себя когнитивно-поведенческую терапию. Но главное условие лечения от зависимости — отказ от того, что ее вызывает. «Бывают ситуации, когда нужно решиться на что-то неприятное, чтобы в конечном счете тебе стало лучше, — пишет она. — Иногда это колоноскопия или поход к стоматологу, а иногда и расставание с тем, в кого вы безумно влюблены». Лесли Штайнер решилась. Теперь она — известный автор, популярный лектор и просто свободный человек. 

Фото на обложке: Michael Dziedzic / Unsplash