ЦЕНА СНИЖЕНАОтчет про здоровый сон

«Не в моем вкусе»: почему нам нравятся одни лица и не нравятся другие

Разбираемся в механизмах, которые делают людей привлекательными в наших глазах

«Не в моем вкусе»: почему нам нравятся одни лица и не нравятся другие
Andrea Piacquadio / Pexels
В рубрике «Вопрос» Reminder отвечает на вопросы читателей. Вы можете прислать свой вопрос на newsletter@reminder.media с пометкой «хочу спросить».

В этом выпуске отвечаем на вопрос Дениса:

Почему людям нравятся разные лица? Один и тот же человек кажется кому-то симпатичным, а кому-то — совсем нет. Я имею в виду именно внешнюю привлекательность.

Коротко

Физическая привлекательность — это не объективное качество, а отражение наших предпочтений, за которыми стоят многие мотивы: от нейрохимических и биологических механизмов, связанных с выбором оптимального партнера для продолжения рода, до культурных стереотипов, социального влияния и, конечно, личного опыта. Именно он вносит последний штрих в наши вкусы и определяет субъективное восприятие красоты.  

Подробно

Оценка внешности другого человека может означать разное. Если мы считаем его/ее симпатичным(ой), это может указывать на: 

  1. Влечение с желанием долгосрочной связи (создание потомства). 
  2. Сиюминутное половое влечение (без расчета на долгие отношения).
  3. Эстетическое влечение: мы признаем «объективную» привлекательность человека («правильные» черты лица, соответствие распространенным нормам красоты), возможно, неосознанно им любуемся, но делаем вывод, что он/она «не в нашем вкусе». 

Это значит, что разным людям один и тот же человек может казаться привлекательным по разным причинам. А определяют наши симпатии несколько механизмов.

Биология и эволюция

  • По одной из популярных теорий, мы неосознанно считаем привлекательными просто людей со здоровой внешностью. Тех, у кого симметричное лицо (признак нормального развития в детстве и подростковом возрасте), чистая и ровная кожа, правильные черты и «здоровый» цвет лица. Эволюция подсказывает, что с такими партнерами у нас больше шансов создать жизнеспособное потомство. 
  • Еще нас привлекают люди с усредненной внешностью — типичной для страны или региона, где мы живем. Например, самыми привлекательными губами нам кажутся такие, которые по форме и размеру занимают промежуточное положение между самыми пухлыми и самыми узкими — в нашем окружении. То же самое относится к другим частям лица. Если собрать воедино усредненные черты, характерные для представителей определенной этнической группы, то с их точки зрения получится «идеальное» лицо. Лица, которые лишь незначительно отклоняются от «золотой середины», тоже будут считаться привлекательными. Почему нам так нравится усредненность? Скорее всего, человек с такой внешностью выглядит носителем разнообразных генов, а генетическое разнообразие повышает шансы на выживание потомства.
  • Нашими вкусами движут и гормоны. Если речь идет о гетеросексуальных предпочтениях, то мужчин привлекают более женственные черты лица, а женщин — более маскулинные. Внешние признаки женственности (скругленные углы, небольшая нижняя челюсть, крупные глаза, отсутствие волосяного покрова), как правило, указывают на достаточно высокий уровень женских половых гормонов. А маскулинная внешность (резко очерченный подбородок, выступающие скулы, волосы на лице) — типичный признак высокой концентрации тестостерона. У женщин предпочтения могут зависеть даже от собственного гормонального фона: исследования показывают, что в период овуляции усиливается влечение к мужчинам с явно маскулинными чертами лица.

Звучит логично. Но вопрос в том, насколько эти базовые биологические механизмы руководят нами в реальной жизни. Некоторые научные данные выявляют пробелы в этой схеме. Например, масштабные исследования говорят, что людям неважно, насколько симметрично лицо другого человека (совершенно симметричные лица для многих выглядят странно, а люди с правильными чертами лица на самом деле не здоровее остальных). Усредненность черт лица — не обязательно залог привлекательности. Уровень эстрогена у женщины тоже не всегда делает мужчину с маскулинной внешностью более красивым в ее глазах (гораздо лучше с этим справляется фоновая фортепианная музыка). Наконец, если бы биологические механизмы имели первостепенное значение, у нас бы не было настолько субъективного восприятия красоты.

Культура и социум

Наши предпочтения незаметно для нас формирует культурно-социальная атмосфера, в которой мы растем. Например, мы бессознательно меняем представление о симпатичности человека (или типажа) в зависимости от того, насколько высоко или низко оценивает его привлекательность наше окружение. Более того, исследование показало, что тут на нас влияет даже мнение незнакомцев. Американские ученые сравнили, как испытуемые оценивают привлекательность лиц на фотографиях до и после того, как им сообщают средний балл их привлекательности по оценке других людей. Оказалось, что чужая оценка влияет на восприятие лица даже на уровне активации нейронов. В ходе похожего эксперимента в Университете Джона Хопкинса все испытуемые под влиянием чужого мнения в итоге просто сошлись в оценках привлекательности. 

В чем секрет заразительности культурных и социальных трендов? Склонность неосознанно равняться на чужое мнение — вполне прагматичный психологический механизм, который помогает снять лишнюю рабочую нагрузку с мозга, объясняет психолог Энтони Литтл: «Возможность опереться на опыт других людей экономит силы, которые пришлось бы потратить на самостоятельный поиск информации. А с развитием социальных сетей это взаимное "обучение" вышло на планетарный уровень».

Личный опыт

Именно он придает предпочтениям индивидуальность. Хотя и он формируется не в вакууме. 

  • Импринтинг. Часто нас тянет к людям, которые в чем-то внешне похожи на наших родителей. И это вполне естественно. С самого рождения черты лица и мимика наших родителей прочно закрепляются в психике — этот процесс называют импринтингом. Образ людей, которые обеспечили нам выживание, так глубоко врезается в память, что мы ориентируемся на него даже во взрослой жизни при выборе партнера для длительных отношений (1, 2). Речь не идет о буквальном сходстве: нужен не клон, а «ремейк». Хватит и нескольких совпадений: такая же мимика или форма лица, такое же положение уголков рта или расстояние между глазами и т.д. По такому же принципу нам могут нравится и люди, внешне похожие на человека, с которым у нас были первые серьезные отношения.
  • Оценка личности. Известно, что нас привлекают люди, которые близки нам по характеру и убеждениям. Причем тут внешняя привлекательность? Судя по исследованиям, мы умеем довольно точно определять некоторые черты характера — от уровня самооценки до религиозных убеждений — не только по лицу человека во время живого общения, но и просто по фотографии (123). То же самое можно научить делать нейронную сеть. А значит, есть объективные параметры внешности, отражающие определенные свойства личности. Мы неосознанно считываем эту информацию при первом же взгляде на человека и так же неосознанно оцениваем степень нашей совместимости. От этого вывода зависит и его привлекательность в наших глазах. 
  • Эстетический опыт. Мы уже писали о том, что любой эстетически значимый стимул кажется более привлекательным при двух условиях: с одной стороны, он должен хорошо поддаваться распознаванию и интерпретации (то есть в каком-то смысле быть нам знакомым), а с другой стороны — должен нести в себе новую информацию (элемент неизвестности). Если эти факторы хорошо сбалансированы, нейронная цепочка вознаграждения активируется по максимуму. Это хорошо видно на примере восприятия искусства. Опыт и «насмотренность» — индивидуальные параметры, следовательно и баланс между узнаванием и удивлением у всех разный. Если оценивать лицо человека как эстетически значимый стимул, например, как картину, то привлекательным нам должно казаться сочетание знакомых черт с какой-то «изюминкой» — новой и оригинальной особенностью, за которую цепляется наш взгляд.

Хотя мы сразу понимаем, нравится ли нам человек, за это мгновение в подсознании успевает сработать сразу несколько биологических, социо-культурных и психологических механизмов. По отдельности их алгоритмы можно просчитать, но результат их взаимодействия каждый раз непредсказуем. Поэтому всегда остается свобода выбора. 

Вы уже оценили материал