БЕГАТЬ ИЛИ НЕТ?Главные мифы

Эпидемия выгорания: действовать должен босс

Когда работа истощает — это не личная, а организационная проблема

Эпидемия выгорания: действовать должен босс
Damir Kopezhanov / Unsplash

Проблема профессионального выгорания актуальна уже много лет, но в последнее время она резко обострилась. Почему мы выгораем все чаще и как этого избежать? Постепенно у специалистов начинает вырисовываться ответ на этот вопрос. 

Кто виноват в том, что мы выгораем?

Традиционный ответ — мы сами. Не смогли сбалансировать работу и отдых, оказались недостаточно компетентными, не сумели адаптироваться, поддались прокрастинации. Объяснения могут варьироваться, но суть не меняется — это всегда наша ошибка, за которую мы расплачиваемся потерей мотивации и продуктивности. Но если это наша вина, не странно ли, что по симптоматике выгорание похоже не на фрустрацию (разочарование из-за неспособности добиться желаемого), а на депрессию? Причем похоже настолько, что некоторые специалисты даже считают это состояние вариантом депрессивного расстройства. 

Психолог Ирвин Шонфельд обследовал 5000 выгоревших учителей и выявил у 90% симптомы клинической депрессии: апатию, подавленность и ощущение беспомощности. Другие исследователи обнаружили, что симптомы выгорания и депрессии обычно усугубляются параллельно: чем сильнее выгорание, тем глубже депрессия. Как отмечает клинический психолог Натали Датилло, выгорание часто сопровождается типично депрессивным ощущением собственного бессилия: людям кажется, что, несмотря на все старания, они не могут ничего изменить в жизни. Швейцарский эксперт Ренцо Бьянки даже предлагает в The Atlantic такой тест: когда вы сталкиваетесь с психологической проблемой на работе, спросите себя, можете ли вы устранить стрессовый фактор? Если ответ «да», значит, это еще не выгорание. Но если вы сознаете, что вам не под силу изменить ситуацию и остается лишь пассивно ждать негативных последствий, значит, вы начали выгорать. 

Почему в состоянии выгорания мы ведем себя так, будто столкнулись с непреодолимым внешним препятствием? Потому что так оно и есть. Чтобы в этом убедиться, достаточно взглянуть на шесть главных причин выгорания, которые выделяет профессор психологии Калифорнийского университета Кристина Маслах:

  1. Чрезмерные нагрузки и жесткие дедлайны.
  2. Отсутствие контроля над процессом работы и полномочий для принятия решений в сочетании с повышенными требованиями к результату.
  3. Недостаток профессионального признания.
  4. Токсичная рабочая среда: неуважение и дискриминация, конфликты в коллективе.
  5. Фаворитизм: незаслуженные привилегии для отдельных сотрудников. 
  6. Однообразная и неинтересная работа. 

Очевидно, что почти все эти факторы связаны не с личными ошибками, завышенными амбициями или просчетами в тайм-менеджменте. Снизить нагрузки, умерить требования, отменить жесткие дедлайны, не загружать работой сверхурочно, разрешить сменить рабочее место, помочь подобрать более удобный график и поощрять за достижения и инициативу — от кого это зависит? 

Кто остановит выгорание

Психолог Адам Грант считает, что есть три ключа к решению проблемы выгорания: адекватные требования, оптимальный контроль и необходимая поддержка. И все три — в руках руководителей. Исследования тоже четко показывают, что выгорание — это организационная проблема. А за организацию рабочего процесса отвечает руководство. Но боссы — не злые гении в этой истории. Возможно, они не всегда могут организовать работу так, чтобы исключить выгорание. Тем не менее они могут попытаться исправить ситуацию. 

По данным McKinsey, руководители компаний в последнее время активно внедряют специальные программы по улучшению психического здоровья сотрудников, приглашают коучей и психологов, организуют классы йоги, проводят тренинги по стрессоустойчивости, семинары по сбалансированному питанию и развитию позитивного мышления. Но, как показывают исследования, эти меры часто не дают желаемого эффекта. И на то есть как минимум две причины. 

Первая — индивидуальная. Эксперты по организации рабочего процесса Ю Цзе Хенг и Кира Шабрам в статье в Harvard Business Review напоминают, что выгорание бывает трех типов. И то, что полезно в одном случае, может быть неэффективно или даже вредно в другом. Чтобы справиться с выгоранием, нужно прежде всего определить, какой из личных ресурсов исчерпан и нуждается в восстановлении. 

  • Умственное и эмоциональное истощение. В этом случае программы и курсы по самооптимизации могут только усилить напряжение и чувство вины. Полезные рекомендации часто воспринимаются как дополнительная нагрузка и подтверждение того, что вы не смогли справиться с проблемой самостоятельно. Чтобы восстановить внутренние ресурсы, эксперты советуют замедлиться и позаботиться о себе. Тут помогут короткие перерывы в рабочий день — на медитацию, прогулку, перекус или сон.

  • Социальное отчуждение на работе. В этом случае медитация и другие занятия, предполагающие сосредоточенность на себе, могут только усугубить состояние. Поэтому полезны как раз коллективные курсы, на которых можно больше сблизиться с коллегами. Когда человек, страдающий от эмоционального отчуждения, переключается на решение чужих проблем (даже просто тратит несколько минут в день на обсуждение опасений и пожеланий других людей), уровень выгорания снижается. 

  • Потеря веры в свою эффективность. В этом случае необходимы занятия, способствующие восстановлению самооценки. Эксперт по позитивному самоощущению на работе Мэнди О’Нил советует попробовать начать новый проект, не имеющий отношения к работе. Например, заняться фотографией или выработать привычку бегать по утрам. Главное — почувствовать себя снова хозяином положения. 

Вторая проблема — системная. ВОЗ определяет выгорание как следствие длительного стресса на рабочем месте. Но что его создает? Когда в 1970-е впервые появился сам термин «выгорание», считалось, что ему подвержены в основном врачи, психологи, преподаватели и социальные работники, то есть люди, которые по долгу службы часто сталкиваются с человеческими проблемами и страданиями. Затем стало понятно, что выгореть можно в любой профессии. В последнее время в усилении стресса часто винят резкий переход на удаленную работу и связанное с этим нарушение привычного режима труда и отдыха. Две трети сотрудников Amazon, Microsoft, Google и Facebook заявили в ходе опроса, что чувствуют себя более измотанными из-за необходимости адаптироваться к новому рабочему ритму. На эмоциональное истощение жалуются и 42% россиян. Но эпидемия выгорания началась задолго до пандемии коронавируса. Уже в 2018 году от него страдали 23% американских работников. 

На самом деле выгорание — это не проклятие определенных профессий и не следствие внешних обстоятельств, считает автор BuzzFeed News Энн Хелен Петерсен. Это закономерный продукт современной культуры переработок, которая стала нормой во всех отраслях по всему миру. Мы все, сотрудники и руководители, оказались заложниками этой модели эффективности. Работники считают естественным брать на себя чрезмерные нагрузки. А руководители считают естественным перегружать их работой. Из-за этого рано или поздно у каждого из нас развивается то, что Петерсен называет «параличом повседневных дел». 

Мы просто не можем справиться со всеми этими задачами одновременно, даже если способны решить каждую по отдельности. Их количество нас парализует. Вот откуда ощущение бессилия, беспомощности и апатии. Мы, конечно, можем взять отпуск или выходной. Можем отвлечься на йогу или получить эмоциональную поддержку от друзей в обеденный перерыв. Но это временный компромисс. Чтобы решить проблему выгорания по-настоящему, нам всем нужно осознать, что профессиональный стресс — не просто неизбежное зло. Он стал для нас чем-то вроде показателя эффективности. И пока нам кажется, что сжигать себя на работе — значит быть эффективным, мы будем выгорать. 

Вы уже оценили материал