Поиск
Рассылка
Два раза в неделю. Только самое интересное.
Подписаться

«Отец дал лучший совет: надо как-то жить». Предприниматели — об уроках этого кризиса

«Отец дал лучший совет: надо как-то жить». Предприниматели — об уроках этого кризиса

Наблюдения о том, что происходит с рынками и бизнесом

В апреле я записал для канала Reminder несколько коротких интервью с предпринимателями — о том, как они переживают кризис, вызванный пандемией коронавируса. Меня интересовали личные стратегии, прогнозы и что дает надежду.

Вот семь интересных мыслей от разных героев.

1. После кризиса будет высвобождение энергии

У проекта по доставке еды «Кухня на районе» дела сейчас идут совсем неплохо — точно лучше, чем у обычных ресторанов. В прошлом году компания выросла в 30 раз, и если в первую неделю карантина, по словам сооснователя «Кухни» Кирилла Родина, «все словили Макконахи», то теперь проект растет почти как раньше, и работы прибавилось: «Времени включить PlayStation не хватает».

Кирилл, для которого это первый большой кризис в жизни, уверен, что после карантина наступит бум. «Многие люди, которые до этого были в найме, скажут: "По ходу мое время настало". И пойдут делать бизнес».

А пока он позвонил своему отцу, чтобы узнать, как удавалось выживать в прошлые кризисы. Ответ был: «Как-то выжили». «Я понял, — улыбается Кирилл, — что это был лучший совет: надо как-то жить».

2. Авиаперелеты радикально поменяются 

У Aviasales продажи просели на 95% — предсказуемый результат почти полной остановки авиасообщения.

Когда бизнес вернется? Антон Байцур, операционный директор Aviasales, рассказывает, что компания исходит из следующего прогноза: восстановление полетов по России начнется в июле, международные перелеты между столицами стартуют в середине осени, а полного восстановления не стоит ждать раньше весны 2021 года. Но, возможно, считает Байцур, процесс ускорится: «Кажется, многих начала утомлять эта ситуация. С некоторой долей вероятности все начнет двигаться чуть-чуть быстрее».

Как поменяются перелеты? Маски для пассажиров, защитные костюмы для бортпроводников, дополнительные проверки в аэропортах, «паспорта здоровья». В любом случае, говорит Антон, время, которое мы будем тратить на один полет, сильно вырастет.

3. Офисные центры потеряют арендаторов

Qiwi Групп, в которую входят одноименный банк, платежная система и еще несколько финансовых сервисов, быстро перевела более 95% своих сотрудников на удаленную работу. Гендиректор Qiwi Борис Ким говорит, что карантин только ускорил процесс: «Мы знали, что многих можно перевести на удаленку, но не решались, у нас так работало только 5-10% сотрудников. А сейчас мы понимаем, что третью часть сотрудников можно совершенно спокойно отправить на удаленку». Это значит, что владельцев офисной недвижимости ждут большие перемены. По оценке Кима, компания может спокойно отказаться от половины арендуемых сейчас площадей.

Пандемия ускорила и много других процессов в бизнесе и на уровне государственного регулирования. Ким вспоминает свежую шутку:

— Кто у вас теперь в компании chief digital officer?

— Covid.

Многие эксперименты, на которые Qiwi не решалась, теперь запущены в работу. Поэтому многие бизнесы выйдут из нынешней ситуации обновленными.

«Кризис — это в том числе и трагедии, — напоминает Ким. — Но мир после затем становится лучше — такова природа кризиса. Это мы видим и по всей нашей истории. После чумы в Средневековье наступил Ренессанс. И, кроме того, кризис, после которого все возрождается в том же виде — не настоящий».

4. Личные встречи (почти) не нужны

Об этом говорят многие. Борис Ким замечает, что с переходом в онлайн его личная эффективность значительно выросла. «В деловом общении личная встреча в большинстве случаев не нужна. Более того, к встрече в онлайн люди лучше готовятся. И на них реже опаздывают: редко когда кто-то задерживается больше, чем на пять минут».

«Онлайна будет все больше и больше, — добавляет президент школы управления «Сколково» Андрей Шаронов. — Люди поймут, что огромное количество вопросов можно решать без физических перемещений. И это большая экономия времени, которое высвобождается для работы. Люди не захотят от этого отказываться».

Впрочем, Шаронов и раньше старался ограничить количество встреч. «Я перестал встречаться с людьми, которые не могут в письменном виде сформулировать свою проблему. Если такой проблемы нет — значит, у них просто есть какая-то тревожность, которой они хотят со мной поделиться. Не факт, что я этого хочу».

5. Очень многие останутся не у дел

Татьяна Гороховская, основательница компании Siberian Wellness, производителя натуральной косметики, спортивного питания и БАДов, сравнивает нынешний кризис с тем, что было в России в 1990-х: ее отец был ученым, мама — психологом, оба вынуждены были поменять работу. «Многие из той интеллигенции просто оказались никому не нужны». Татьяна считает, что по значительности перемен нынешний кризис будет таким же.

Впрочем, для ее бизнеса снова, как в 1990-е, открывается окно возможностей. Компания работает по принципу MLM и Гороховская ожидает притока новых продавцов продукции Siberian Wellness, которые, в отличие от 1990-х, теперь почти полностью ведут свою работу онлайн.

Гороховская использовала необычную стратегию в начале пандемии: уехала в начале марта в Италию, где число больных коронавирусом стремительно росло. Логика была такой: если там раньше началось, то раньше и кончится. Кроме того, она получила возможность заглянуть в будущее: все, что происходило в Италии, в том числе — меры по закрытию бизнеса, случилось потом и в России.

6. Все должны быть IT-компаниями

Внутри «Додо-пиццы», крупнейшей сети пиццерий в России, — развитая технологическая платформа, позволяющая отслеживать бизнес-процессы на всех этапах. «И это нас сейчас спасает, — говорит основатель компании Федор Овчинников. — У нас пиццерии в 13 странах, более чем в 90% наших пиццерий в России я никогда не бывал. Фактически мы сделали такую Google-аналитику для розничного бизнеса, где все приспособлено для удаленного управления».

Овчинников говорит, что даже в самом пессимистичном сценарии, если сеть лишится многих розничных точек, у компании останется платформа, под которую можно привлечь внешние инвестиции. «Потому что платформа имеет ценность, и когда снова взойдет солнце, с тем, что есть, точно можно развиваться».

Но даже у технологических компаний есть слабое место — разработчики могут легко найти работу, переходя из более пострадавших отраслей в те, которые сейчас на подъеме. Как с этим справляется Овчинников? Он предложил сотрудникам управляющей компании пойти на снижении заработной платы и получить взамен акции «Додо-Пиццы» по льготной цене. По словам Овчинникова, половина сотрудников согласилась.

7. Сейчас — время ценностей

«Нетология Групп», оказывающая услуги онлайн-образования, пострадала существенно меньше тех компаний, у которых бизнес был связан с офлайном. Но и ей приходится быстро меняться и перестраиваться. Чтобы поддержать сотрудников, глава «Нетологии» Максим Спиридонов напоминает, что у компании «есть социальная роль»: «Мы создаем альтернативу сериалам и алкоголю для тех, кто оказался в гораздо более тяжелом состоянии». Сравнение с «экстренной службой помощи» работает лучше, чем стандартные цели в виде выполнения плана.

А что думаете вы?