Поиск
Рассылка
Два раза в неделю. Только самое интересное.
Подписаться

Картина мира основателя Ecwid Руслана Фазлыева

Картина мира основателя Ecwid Руслана Фазлыева

«Очень важно уметь делать reset ожиданий — сбрасываться на очень низкую точку. Тогда гораздо проще снова карабкаться вверх»

В конце мая платформа для создания интернет-магазинов Ecwid привлекла $42 млн инвестиций от американских инвестиционных фондов. 11 лет назад ее создал программист из Ульяновска Руслан Фазлыев. Сейчас компания разрослась и работает в 175 странах, обосновалась в Кремниевой долине и конкурирует с лидером рынка — американским гигантом Shopify. Фазлыев рассказал Reminder о том, как воспринимает свой бизнес и как сохраняет продуктивность. 

Стартап — это постоянные эмоциональные качели. Сейчас тебе кажется, что ты на вершине мира, а через секунду ты впадаешь чуть ли не в депрессию. Я первое время думал, что у меня биполярка. Ну а как иначе объяснить такие резкие перепады настроения? Потом понял, что это просто особенность управления молодыми и быстро растущими компаниями. C ними все время что-то происходит: сегодня — что-то ужасное, а завтра — что-то потрясающее. Со временем ты просто привыкаешь к такому режиму и реагируешь на неприятности не так активно: просто решаешь проблему и идешь дальше. 

В то, что можно мотивировать себя искусственно, я не верю. Если не хочешь что-то делать — не делай. «Сиди в жопе», как сказал Артемий Лебедев. Но и одного, пусть и самого жгучего желания что-то построить, чего-то добиться, в чем-то разобраться не всегда достаточно. Нужны еще умение и готовность играть в долгую, в чем-то скрупулезно разбираться. Мне в каком-то смысле повезло, что когда я в школе увлекся программированием, учиться этому делу было очень сложно. Тогда не то что курсов или школ специальных не существовало в моем родном Ульяновске — учебников не было. Если находилась какая-нибудь книга по программированию, счастью не было предела. Я тратил кучу времени, чтобы изучить ее досконально, потому что тогда не знал, какие вещи мне пригодятся в будущем, а какие нет. Это приучило меня долго работать, просто получая удовольствие от самого процесса. Если такая привычка есть, бизнесом заниматься проще. 

Одна из самых мотивирующих вещей — любопытство. Мы в Ecwid стараемся не нанимать людей нелюбопытных, неважно, насколько они крутые профессионалы в своей области. И то, что я делаю сам, всегда подпитывается любопытством — мне нравится разбираться в сложных системах. Это относится и к работе, и к увлечениям. Я езжу на  мотоцикле, потому что делать это нормально и безопасно — очень нелегко. Нравится покер, потому что это сложная игра с простыми правилами. Сесть за стол и начать играть — дело 5-10 минут. Но изучить покер в совершенстве, думаю, никто из ныне живущих еще не смог. 

Как серийный эмигрант никому не советую эмигрировать. Где бы ты ни находился, уровень и качество твоей жизни зависят не только от твоих усилий, но и от того, кто тебя окружает — твоей сетки знакомых и друзей, от понимания, как работает существующая в стране система и как в ней добиваться успеха. При переезде ты все это теряешь. Годы уходят, чтобы разобраться, как все устроено на новом месте. И даже если ты сможешь обрасти нужными навыками и связями, у местных по сравнению с тобой всегда будет больше преимуществ. Так что если это не жизненно важно для бизнеса, нет смысла сдавать позиции в родной стране и куда-то уезжать. У меня была уникальная ситуация: мне не нужно было ничего строить на голом месте. Компания глобальная, половина клиентов из США, поэтому мы давно — задолго до моего переезда — открыли тут офис и были встроены в местную экосистему. Кроме того, у меня уже был опыт жизни в других странах и были деньги, которые многие проблемы решают. Но все равно было нелегко, пока я учился здесь жить и работать. Рост компании на время из-за этого замедлился. 

Я делаю бизнес не только для себя. У меня есть большое количество акционеров, которые поставили деньги на наш успех, большое количество сотрудников, которые поставили свои жизни — самые активные, производительные годы — на то, что у нас все получится. Я как основатель несу перед ними ответственность. Я должен прилагать как можно больше усилий, чтобы бизнес максимально быстро рос и развивался. В том числе перестраивать жизнь так, как это нужно компании. Именно поэтому я, например, большую часть года нахожусь в США. Как венчурно финансируемому бизнесу Ecwid нужна оценка капитализации как у американской компании — она всегда будет выше, чем у аналогичной по показателям компании из России. А у международной компании страновая принадлежность определяется по тому, где находится менеджмент. 

Испытывать родительские чувства по отношения к бизнесу вполне естественно. Но нельзя вести себя как тоталитарный отец. Я очень люблю Ecwid, мне очень нравится быть частью его команды. Но я никогда не буду препятствовать его росту. Если так случится, что для того, чтобы компания успешно развивалась, надо будет продать свою долю — это нормально. Когда ребенок вырастает и готов к самостоятельности, неправильно привязывать его к себе, держать дома. Правильно — отпустить. Построить компанию, которая больше, чем я, — для меня это важная часть успеха. Доказательство того, что я действительно хороший предприниматель. 

В последнее время часто говорят, что в России стало меньше стартапов. Я с этим не согласен. Люди, создающие классный бизнес, были и будут всегда. А возможностей для этого по-прежнему огромное количество — много незанятых ниш. Просто от стартапов стало меньше шума. Перестала существовать тусовка, в которой было модно считаться предпринимателем. Но многие ее представители никогда и не смогли бы чего-то добиться. Они строили бизнес не ради того, чтобы построить бизнес, а ради статуса успешного человека. Ну и еще денег хотели быстро заработать. Такое целеполагание ни к чему обычно не приводит. Это как с актерством. Люди, которые становятся голливудскими звездами, обычно изначально не ставят себе такой цели. Они ставят цель стать великими актерами. И серьезно в это вкладываются: работают на трех работах, чтобы оплатить курсы, строят сеть контактов, которая поможет им получить интересную работу. И статус голливудской звезды, когда они к нему приходят, является лишь этапом на их актерском пути, следствием желания сделать что-то стоящее. Человеку, который хочет стать голливудской звездой, обычно нужно другое. Он хочет не внутреннего роста, не творчества, а вечеринок и денег. Наибольшая часть стартап-тусовки в России такая же. Эти люди не одержимы страстью создавать что-то. А великий бизнес без этого не построить. 

С точки точки зрения механизмов, по которым работает мозг, мы до сих пор все те же охотники и собиратели. Нам комфортнее делать что-то, у чего короткая петля обратной связи, — то, что приносит быстрый результат. Написал код, все заработало, и ты получаешь свою порцию эндорфинов. Дописал еще кусочек, все стало работать по-новому — еще одна порция. Я на днях помог сыну отладить код, прыгал от радости как мальчишка: из-за того, что до сих пор могу это сделать — я 20 лет не использовал JavaScript. А менеджмент, напротив, занятие не самое вознаграждающее — у него длинная петля обратной связи: то, к чему ты прикладываешь массу усилий сегодня, скорее всего, принесет результаты только спустя годы. Поэтому, кстати, у многих программистов, когда они переходят на управленческие позиции, падает уровень удовлетворенности. 

Предпринимателю необходимо развивать эмпатию. Сознательно стараться быть внимательнее к людям, пытаться понять, что они чувствуют, что думают, почему реагируют так или иначе. Потому что технологий недостаточно, нужно уметь продавать. Продукт — клиентам, новые идеи — команде, веру в свою компанию — инвесторам. Я столкнулся с этим рано, классе в шестом-седьмом. Написал файловый менеджер для Windows, копирующий Norton Commander, которым тогда пользовались все. Было непросто, и я был страшно доволен, что у меня получилось. Но я не смог никого убедить своим менеджером пользоваться. Мне все говорили: а зачем, ведь точно такой же продукт уже есть. Тогда я понял, во-первых, что недостаточно уметь кодить — нужно уметь выбирать, что кодить. Во-вторых, нужно уметь объяснять другим, что сделанное тобой — это круто. Без эмпатии, без умения чувствовать других делать это сложно. 

Научиться продавать, да и вообще свободно общаться, может даже самый закрытый интроверт. Было бы желание, опять же. Когда мы вели переговоры о финансировании с фондом PeakSpan Capital, они привлекали к работе сторонних налоговых консультантов. Это нормальная практика. В таких случаях проектам всегда дается какое-то кодовое имя, чтобы раньше времени информация не утекла в паблик. Забавно, что мы назывались проект «Экстраверт». Видимо, я произвел впечатление такого экспрессивного и общительного живчика, но на самом деле я именно что закрытый интроверт. Чтобы научиться легкости общения, пришлось поработать. Во-первых, многое дают книги. Смешно сказать, тот же Дейл Карнеги позволил мне сделать сдвиг в сторону легкости общения. Из более продвинутого — книга «Никогда не ешьте в одиночку» (Never Eat Alone) Кейт Феррацци и Тала Рэза. Она просто потрясающая, помогла мне буквально выйти на следующий уровень. Во-вторых, можно поступить как программист. Сначала понять, как работает экстравертность. Вокруг тебя есть люди, которые точно умеют общаться с другими. Надо начать их изучать — как, скажем, пришельцев, очень интересную внеземную расу. Выявлять какие-то их приемы, паттерны поведения. И на основе этого создать в голове интерфейс: в нужные моменты включать в себе инструменты экстраверта, оставаясь интровертом. 

Для продуктивной работы надо найти что-то, что будет каждый день задавать вам темп. Особенно сейчас, когда все работают из дома. Мне очень помогает утренний десятиминутный созвон с командой. Раньше у нас в компании такого не было, но с переходом на удаленную работу я посчитал, что очень важно начать делать что-то, что будет формировать общий распорядок. Этот звонок — наше утреннее построение на корабле. Ты к нему готовишься, формально одеваешься. И так мгновенно переключаешься из нерабочего контекста в рабочий. Ну а вообще, это банально, но чтобы хорошо работать, нужно просто хорошо работать.  

Соблазнительно, конечно, закинуть в себя какую-то волшебную таблетку, которая сделает тебя сильнее, здоровье улучшит. Я одержим тем, чтобы быть предельно эффективным в каждом моменте, но биохакерской химией не увлекаюсь. Неизвестно, какие у нее могут быть побочные и негативные эффекты. Я использую простые методы, которые человечество отточило за тысячелетия. В течение дня мне необходимо делать перезагрузку: хотя бы 25 минут поспать. Если не получается из-за какого-то суперзавала, я становлюсь более раздражительным. Еще я медитирую и бегаю. В моем случае все это работает: помогает хорошо себя чувствовать и ментально приводить себя в порядок.

Бег — это очень интересно. Те, кто постоянно бегает, это дело обожают. Те, кто не бегает, — ненавидят. Очень часто это одни и те же люди в разные моменты своей жизни. Начинать бегать мучительно: аэробная система не развита, развивается медленно, а это доставляет приличный физический дискомфорт. Мне самому всегда было очень тяжело бегать, я начал делать это регулярно, потому что хотел себя преодолеть. Сначала тренировался по щадящей программе «бег-ходьба» (ты какое-то время бежишь, а потом переходишь на шаг). Это, как мне кажется, единственный правильный способ научиться бегать. Когда процесс адаптации пройдет, перед тобой откроется новый мир. Ты станешь бегозависимым. Мало какой вид физической нагрузки так трансформирует тело, как бег. Он прокачивает сердце, очень хорошо контролирует вес. И влияет на внутреннее состояние: очищает голову от всего лишнего и дико улучшает настроение. При этом не требует никаких специальных приспособлений — ты можешь заниматься им в любом месте мира, были бы кроссовки. В командировках я обязательно бегаю, это хороший способ познакомиться с новым городом. И днем между рабочими делами стараюсь впихнуть пробежку. Это еще один мой способ перезагрузиться. 

Очень важно уметь делать reset ожиданий — сбрасываться на очень низкую точку. У многих людей инертная система восприятия. Мы медленно переключаемся из состояния абсолютной победы и смиряемся с поражением. И поэтому часто, оказавшись внизу, ничего с этим не делаем. Но если ты сумеешь быстро осознать, что пережил падение, и принять тот факт, что находишься теперь в самой низкой точке, тебе будет гораздо проще начать снова карабкаться вверх. Есть такая игра, называется ADOM — Ancient Domains of Mystery. Весьма сложная, с текстовым миром. В ней нельзя сохраняться, а одна сессия продолжается месяц или два. За это время с твоим персонажем может произойти много всякого плохого. Например, из-за радиации могут вырасти копыта, а с ними ходить неудобно. Потом яд начнет из рук течь — и ты не сможешь нормально есть. А перезагрузиться-то и исправить это нельзя. Поэтому с любым неприятным событием тебе в пространстве игры дальше приходится учиться жить. И ты сначала бесишься, затем привыкаешь. А потом выясняется, что если ты продолжаешь дальше играть и развивать своего персонажа, неприятности проходят. Это, как мне кажется, очень точная метафора жизни. Да, сейчас есть куча вещей, которые тебе мешают достичь того, чего хочется. Но через годы упорного труда все будет хорошо, просто нужно каждую минуту времени продолжать работать. Это очень крутое знание. 

А что думаете вы?