БЕГАТЬ ИЛИ НЕТ?Главные мифы

«Я стал жестче и требовательней»: герои Reminder — о том, чему их научила психотерапия

5 историй людей, заново открывших себя

«Я стал жестче и требовательней»: герои Reminder — о том, чему их научила психотерапия
Марк Саневич /BestDoctor

Все, что связано с ментальным здоровьем, в нашей стране стигматизировано: по данным опросов, лишь 2% россиян обращаются к психологам или психотерапевтам в тяжелой жизненной ситуации. Между тем, такая помощь, как утверждают эксперты, помогла бы многим: примерно каждый четвертый страдает от разного рода стрессовых расстройств и фобий, у 10% есть признаки депрессии. Кроме того, психотерапия может быть полезна и тем, у кого нет серьезных проблем. Она повышает качество жизни и помогает наладить отношения с окружающими, разобраться в себе и своих желаниях. Reminder расспросил нескольких российских предпринимателей и предпринимательниц, прошедших психотерапию, о том, что они узнали о себе и чему научились благодаря этому опыту.

Алена Ермакова

Директор Moscow Food Academy, гастрономический продюсер фестиваля Martini Time

Я в психотерапии с 17 лет, с перерывами. Длительная работа началась с тренинга «Контекст», участие в котором мне подарили. Я пришла туда просто посмотреть, как это работает, хотя настроена была скептически. В результате за три дня узнала, что некоторые мои особенности реально мешают мне жить. Например, неумение высказывать негатив, ссориться с людьми, злиться. А еще — желание всем понравиться. 

Я обратилась к психотерапевту и с его помощью открыла в себе весь спектр эмоций. Оказалось, что полнота жизни — это не только одобряемые обществом позитивные эмоции, а когда ты можешь испытывать их все — и негативные в том числе. Первое время я даже не могла контролировать свою злость, потому что за годы без контакта с ней не научилась ею управлять. Но со временем поняла, как проживать негативные эмоции и получать из них энергию, которая помогает решать актуальные задачи. Это в корне поменяло мою жизнь. 

Кроме этого, я выяснила, что умение говорить прямо о реальном положении вещей очень круто оздоравливает любые отношения. Из жизни ушли недосказанности и недомолвки, а это помогает не только в личном общении, но и в деловом, например, на переговорах. Я стала общаться со всеми открыто, говорить о проблемах и главное — перестала ждать, что ко мне будут относиться хорошо просто потому, что я сама так отношусь к другим. Это сделало мои отношения с собой и окружающими гораздо более зрелыми. 

А еще я обнаружила, что иногда оказываюсь в положении жертвы. Психотерапевт тогда порекомендовала книгу «Жизнь нарциссической жертвы». Она рассказывает о том, что жертва тоже получает выгоды от своей роли и потому часто превращает партнера в агрессора, отлично манипулируя его чувством вины. Эта непопулярная сейчас точка зрения мне очень помогла, отрезвила меня — будто на голову вылили ведро холодной воды, — и я заметила в своем поведении паттерны, отравляющие жизнь моим партнерам и мне. 

Советы Алены:

  • Не пытайтесь понравиться психотерапевту. Поначалу я хотела нравиться и быть классной, и даже о проблемах на сессиях рассказывала из этой позиции и выдавала «подрихтованную» реальность. Из-за чего впустую потратила кучу времени и денег.
  • Я не призываю всех бежать медитировать, но медитация является частью западного подхода в когнитивно-поведенческой терапии. Она, на мой взгляд, способствует более быстрым результатам — помогает фиксироваться в моменте, осознавать, что с вами происходит травматический эпизод и на каком-то этапе, и позволяет выбирать другой сценарий.

Марк Саневич

Сооснователь и генеральный директор BestDoctor

К терапевту я обратился в 2019 году, потому что стал замечать у себя симптомы выгорания. Психотерапия помогла мне обнаружить свои слепые зоны. Например, я стал замечать, что склонен раз за разом прокручивать в голове разные ситуации и думать, что было бы, если бы я в них поступил иначе. Проще говоря, я зацикливался, это сильно загружало мозг — и не давало толком отдохнуть. Но, работая с терапевтом, я научился уводить эту рефлексию в продуктивное русло. 

Кроме этого, я стал гораздо лучше анализировать себя: обращать внимание, когда у меня загораются «красные лампочки» — признаки грядущего выгорания, — и принимать соответствующие меры. Это позволяет мне не доводить себя до кризиса, как бывало до терапии — раньше я в такие моменты думал, что просто немного устал и в этом нет ничего страшного. Мне кажется, у большинства людей нет навыка определять у себя выгорание: они не знают, что для них является этими самыми «сигнальными лампочками», и потому идут к специалистам, когда наступает уже кромешный мрак. Так делать не стоит.

Советы Марка:

  • Пробуйте разные направления, читайте материалы по психотерапии и ищите терапевта, с которым будет комфортно. Мне кажется, всегда стоит начинать с общих, широких подходов, таких как гештальт и психоанализ.
  • Выделите бюджет. Психотерапии нужно учиться долго, поэтому я всегда смотрю на образование, опыт работы, супервизию, влиятельность психотерапевта в его сообществе. И на цену, потому что, на мой взгляд, дешевле 5000 рублей за сеанс опытный психотерапевт брать не будет. К крутым специалистам очереди бывают на полгода вперед. Они высоко оценивают свое время, и это правильно. Психическое здоровье — одна из главных вещей в жизни.
  • Будьте готовы к тому, что психотерапия — не самый приятный процесс. Иногда он похож на хирургическую операцию, проходящую без адекватной анестезии. Самое сложное — учиться иначе воспринимать базовые для себя вещи. Например, начать по-другому относиться к воспоминанию. Причем особенно тяжело бывает не во время сессии с психотерапевтом, а после, когда начинаешь ее обдумывать. Мозг включает защитную реакцию: «А вдруг вся эта психотерапия не работает? Давай мы не будем делать себе больно и уйдем». Один раз из-за этого я прекратил работу с психотерапевтом. Но потом понял, что это часть процесса и нужно было продолжать.

Юрий Вопилов

Основатель и генеральный директор BrandMonitor

Я занимаюсь дайвингом и сравниваю психотерапию с чувством, когда впервые ныряешь возле рифа. Помню свои расширившиеся глаза от того, сколько нового и в каких красках я увидел. Психотерапия показала мне примерно такой же новый уровень жизни, скрытый от моих глаз, как океан.

Если говорить конкретнее, то благодаря работе с терапевтом я понял, что мое видение и мои чувства могут сильно отличаться от взглядов и чувств другого человека, и важно прояснять и синхронизировать свои представления, чтобы случился контакт. У меня появилось множество навыков, которые сформировали другой тип взаимодействия с миром в целом и с людьми в частности. Главный из них — я стал замечать и идентифицировать собственные эмоции. В сложных ситуациях, когда не очень понятно, кто прав, кто виноват и что происходит, я задаю себе вопрос: «А что я чувствую? Интерес, радость, удовольствие, страх, злость, стыд?» И так мне становится ясно, что делать дальше. 

Терапия влияет и на бизнес: если настроение плохое, то даже хорошие идеи могут показаться ужасными. Эмоциональный фон очень важен при принятии решений, оценке перспектив, рисков. Осознание этого сделало меня стабильнее и рациональнее. 

Вообще, коллеги удивляются: обычно после психотерапии люди становятся мягче, а я стал сильно жестче, требовательнее. Раньше отношения в нашей компании носили семейный характер. Мы ни с кем не расставались, как бы плохо человек ни работал, потому что в семье так не делают. Сотрудники ждали от меня одобрения и оценивали свою работу через призму моих эмоций. И мне, и коллегам это категорически не нравилось, но я не знал, как это поменять. Терапевт посоветовала начать с себя: с того, как выстроены мои взаимоотношения с командой, как я ставлю задачи, даю обратную связь. Через полгода я заметил, что вместе с моим отношением действительно трансформировались отношения внутри компании: они постепенно перестроились в рабочие, рациональные, в которых оценка результатов завязана на их достижении.

Совет Юрия: 

  • Попробуйте избавиться от собственных представлений о том, как должна проходить терапия. И быть максимально открытым: если мне что-то приходит в голову перед сеансом или во время него, на всякий случай я это проговариваю, а не пытаюсь определить, важно это или нет. Я знаю, что мы с психотерапевтом разберемся в этом вместе.

Дарья Крошкина

Основательница и CEO StudyFree

Я работаю с психотерапевтом с июля 2020 года. Обратилась к нему из-за стресса, тревоги, практически изнеможения. В результате поняла, что один из источников моих проблем — то, что я всегда была достигатором. Добивалась очередной цели — и сразу бежала за следующей, не давая себе передохнуть. Это и привело меня к полному физическому и моральному изнеможению. И виноват в этом не внешний мир, а я сама, потому что все время себя куда-то гнала. 

В глобальном же смысле психотерапия сделала меня осознаннее: я лучше понимаю, кто я такая, и приняла себя, стала больше себя ценить и внимательнее слушать. Разобралась, какие из моих паттернов поведения и мышления двигают меня вперед, а какие тормозят — и как можно их изменить.

Советы Дарьи: 

  • Нужно обеспечить себе минимальную зону морально-эмоциональной безопасности и комфорта во «внешнем мире». Когда начинаешь ремонт внутри себя, иметь стабильную другую часть жизни (работу, отношения) — очень полезно. Мне кажется, важно, чтобы у вас был запасной ресурс, подушка для внутренних изменений и трансформаций.
  • Психотерапия — это очень сложный процесс, который отнимает много энергии. Имеет смысл перед началом немного пособеседовать с психотерапевтом, узнать про его подход. Мне, например, не нравится, когда все мягко и медленно. С моим психотерапевтом мы отрабатываем конкретные запросы, у нас есть регулярные «чек-пойнты», на которые я могу ориентироваться. 

Андрей Бреслав

Создатель языка программирования Kotlin, сооснователь Alter

Я начал работать с первым терапевтом несколько лет назад. Пришел с запросом про отношения: в моей жизни несколько раз повторилась одна и та же ситуация, и я хотел выйти из этого круга. Как это часто бывает в терапии, запрос быстро видоизменился, и в итоге мы много занимались моей тревогой, завышенными требованиями к себе, чувством одиночества. 

Благодаря психотерапии я понял, что в отношениях воспроизвожу некоторые проблемные паттерны, которые усвоил в детстве. Мне сложно просить и принимать помощь. Можно сказать, что я так зациклен на самостоятельности, что отдаляюсь от людей, чтобы ни в коем случае не оказаться в чем-то не совсем независимым. Это вредит близким отношениям и создает ощущение одиночества, которое в сложные периоды очень тяжело переносить. В результате терапии я стал заметно спокойнее, и мой обычный фон настроения из негативного перешел в нейтральный. А еще я, например, перестал ревновать. Это был довольно неожиданный, но очень приятный эффект.

Сейчас мои основные запросы связаны с отдыхом. Я много лет перерабатывал и мало отдыхал, накопилась сильная усталость. Я сократил нагрузку, но само по себе это мало помогло: выяснилось, что я не очень-то умею отдыхать. Мне мешают разные негибкие установки, тревога и сомнения. Я вижу, как терапия помогает с ними постепенно справляться, получать удовольствие от отдыха и восстанавливать силы.

Советы Андрея:

  • Для эффективности очень важно давать терапевту полноценную обратную связь. Нужно рассказывать, когда вам что-то не нравится, непонятно или некомфортно. И наоборот, когда вам что-то подходит и хочется еще.
  • Хороший терапевт всегда рад обратной связи и запрашивает ее у вас в конце каждой сессии. Если в какой-то момент кажется, что терапия зашла в тупик, не бросайте молча. Сначала поговорите об этом с терапевтом. Не исключено, что этот разговор поможет выйти из тупика и продолжить продуктивную работу.

Советуем обратить внимание на наш отчет о психотерапии. Это инструкция для тех, кто собирается обратиться к психотерапевту. Отчет позволит увеличить отдачу от потраченных денег и времени. Подробнее.

Вы уже оценили материал