ПРАВИЛА ЕДЫУже в продаже

Как спор делает нас умнее и продуктивнее

Уроки интеллектуального бокса от создателей одного из первых стартапов в истории

Как спор делает нас умнее и продуктивнее
Братья Райт (Уилбер и Орвилл) со своим вторым моторным самолетом / The Library of Congress

Список изобретений и открытий, которые создали нашу цивилизацию, обычно возглавляют добыча огня, колесо, парус, пресс и паровой двигатель. Но первое место в этом рейтинге по праву принадлежит искусству спора, считает английский писатель и автор статей о психологии и бизнесе Айан Лесли. Главный тезис его недавнего эссе в Aeon: разногласия могут быть неприятными и даже оскорбительными, но они жизненно необходимы для нашего прогресса и интеллектуального развития. Без них мы погрязнем в трясине когнитивных искажений. 

Для начала — классический когнитивный тест. Только убедитесь, что вам никто не помешает ненужными советами или замечаниями. Мы ведь знаем, что только в одиночестве можно как следует сосредоточиться и дать правильный ответ. Итак, перед вами четыре карты: у всех — на одной стороне буква, на другой — цифра. Вам говорят, что на обороте всех карт с гласной буквой изображено четное число. У вас простая задача: какую карту или карты надо перевернуть, чтобы проверить, правда ли это? 

Если вы решили перевернуть карты с буквой Е и с цифрой 7 — поздравляем: вы вошли в 20% тех, кто дает в этом тесте правильный ответ. Если Е сочетается с нечетным числом или 7 сочетается с гласной, значит, правило неверно. Но когда в 1966 году английский психолог Питер Уэйсон впервые представил свою знаменитую «задачу на выбор», испытуемые в подавляющем большинстве тянулись к карте с четверкой. Они ошибочно полагали, что под четным числом тоже должна скрываться гласная. Хотя в условиях теста это не оговаривалось. Эта логическая погрешность по мере изучения раскрыла перед нами целый класс ошибок мышления, которые получили название когнитивных искажений. Одно из главных — предвзятость подтверждения.

Наш мыслительный аппарат устроен так, что мы автоматически склонны искать подтверждение своих первоначальных догадок, а не проверять их на соответствие реальности. Если говорить проще: все люди любят быть правыми и ради такого удовольствия готовы закрыть глаза на многое. Например, на факты. Если вы верите, что мир катится в пропасть, вы будете замечать только плохие новости и тщательно отбраковывать хорошие. Если вы решили, что полет на Луну был фейком, вы найдете тысячи доказательств своей правоты и не дрогнете даже перед сохранившимися радиоперехватами с «Аполлона-11». По мнению психолога Реймонда Никерсона, предвзятость подтверждения — самое слабое звено в нашем мышлении. От нее не защищает даже высокий IQ. Но одна защита все же есть. 

Люди плохо справляются с задачей выбора по отдельности. Но что, если предложить им пройти этот тест группой? Такое исследование провели психологи Дэвид Мошман и Молли Гейл. И результаты оказались неожиданными: если поодиночке правильный ответ дали лишь 9% испытуемых, то в группах по пять человек они успешно прошли тест уже в 75% случаев. Примерно такая же пропорция наблюдалась в других похожих экспериментах — даже когда за правильный ответ полагался денежный приз. Удивительный эффект: как если бы несколько посредственных прыгунов вдруг обнаружили, что, прыгая вместе, они могут летать. 

Ничего удивительного, считают французские психологи-эволюционисты Юго Мерсье и Дан Спербе. Да, мы не блещем умом в одиночку, но не потому, что наш мозг несовершенен. Просто эволюция создала его не для работы в изоляции, а для взаимодействия с другими людьми. Способность размышлять — это по сути один из социальных навыков.

Думать вместе

Кстати, про полет. Хорошая иллюстрация этой теории — история братьев Райт, которые сконструировали первый самолет. Сейчас этот проект, родившийся на втором этаже велосипедного магазина, назвали бы стартапом. У его авторов не было не то что инженерного диплома, а вообще высшего образования. Как этим самоучкам удалось решить такую сложную техническую задачу? Возможно, благодаря тому, что они с детства привыкли спорить. 

По словам самих братьев Райт, они всегда не только работали, но и «думали вместе». Вместе — не значит одинаково. Скорее наоборот: изобретатели так часто и громко спорили, что их соседи в тихом городке Дейтон (штат Огайо) привыкли к постоянным крикам. Но их споры не были обычной руганью, в них была своя система. 

Спорить продуктивно их научил с детства отец. Тренировки проходили так: после ужина он давал мальчикам тему для обсуждения. Каждый должен был отстоять свою позицию, но при этом не переходить на личности. Что-то вроде интеллектуального бокса с четкими правилами — «не кусаться» и «не бить ногами». Поражение засчитывалось не за проигрыш в споре, а за готовность сдаться до того, как тебя переспорили. Позднее один из братьев, Уилбер Райт, так объяснял смысл этого тренинга: «Нет истины без примеси ошибки, как нет ошибки настолько безнадежной, чтобы в ней не нашлась хотя бы крупица истины. Если вы без спора отказываетесь от своего ошибочного мнения, вы теряете возможность разглядеть таящуюся в нем истину. Безоговорочно принимая чужое правильное мнение, вы получаете в довесок и чужую ошибку». 

Эта идея наверняка пришлась бы по душе Сократу. Древнегреческий философ тоже считал, что дискуссия — единственный способ избавиться от того, что мы называем сейчас когнитивными искажениями. Он любил вести свои споры на рыночной площади Афин и выбирал в качестве оппонентов самых уважаемых мыслителей города. Его любимый прием — начать с вопроса о том, что думает собеседник о справедливости или счастье. Внимательно выслушать. А затем подробно расспросить, почему он так считает. Под градом его вопросов интеллектуальные иллюзии собеседника рассыпались как карточный домик. 

Именно Сократ, как считает философ и специалистка по античности Агнес Коллард, изобрел одну из главных технологий цивилизации. Не колесо или конвейер, а новый тип совместной мыслительной работы — «состязательное разделение интеллектуального труда». Когда каждый одновременно защищает свое и пытается опровергнуть чужое мнение, энергия конфликта становится топливом для движения к истине. По такому же принципу прокурор и адвокат состязаются в суде ради справедливого вердикта. 

Эта революционная идея стала ключевой для современного общества, пишет Айан Лесли. Активное столкновение идей, принципов и мнений оказалось одной из самых эффективных форм сотрудничества. Парламентские дебаты, политическая оппозиция, экономическая конкуренция, критика в прессе, судебные процессы, движения в защиту прав человека и, наконец, наука — все это примеры состязательного интеллектуального труда. Сила такого подхода в том, что он превращает наши личные когнитивные недостатки в коллективные преимущества. Но как именно? 

Как предвзятость может работать на нас

С эволюционной точки зрения предвзятость подтверждения — это не когнитивная ошибка, а уникальная особенность мышления, считают Спербе и Мерсье. Благодаря ей участники группы вносят максимальный вклад в решение общей задачи, поскольку она мотивирует их усиленно работать умом, чтобы отстоять свою позицию. Скорее всего, они стараются по эгоистичным соображениям — чтобы почувствовать свое интеллектуальное превосходство над остальными. Но когда каждый спорщик вкладывает всю страсть и логику в доказательство своей правоты, группа получает гораздо больше аргументированной информации, чем каждый из нас в одиночку. Так, защищая свое эго, мы помогаем друг другу. Эгоизм на службе альтруизма. 

С эволюционными психологами явно согласен легендарный инвестор Уоррен Баффетт. Вместо того чтобы бороться с нашей предвзятостью, он нашел ей полезное применение. Принимая решение о покупке акций очередной компании, он часто нанимает для анализа предложения сразу два консалтинговых агентства. Одно заинтересовано в сделке, потому что получает комиссионные в случае ее одобрения. Другое, наоборот, может заработать, только если сделка не состоится. Вот интеллектуальное состязание двух по-настоящему заинтересованных сторон. 

Конечно, нет никакого смысла собирать умных людей за круглым столом, если все, что они делают, — кивают друг другу, продолжает Айан Лесли. Но у состязательного подхода есть и свои риски. С одной стороны, чем разнообразнее мнения и аргументы, тем больше шансов выработать по-настоящему рациональное решение. С другой — чем сильнее расхождения, тем нестабильнее ситуация. В любой момент конкуренция мнений может перерасти в конфликт личностей. Как этого избежать? 

Правила спора от братьев Райт

Не обижайтесь. Один из свидетелей работы братьев Райт вспоминает, как накалялась атмосфера во время обсуждений. Они злились, ссорились, кричали друг на друга. Но — никогда не обижались. Как им это удавалось? Их племянница Ивонетт Райт объяснила это тем, что они умели не только говорить, но и слушать. Они воспринимали каждый довод противника как сигнал: «Обрати внимание на этот факт!» И понимали: жесткий аргумент на грани оскорбления — это часто не личный выпад, а отчаянный призыв заметить проблему. Поэтому не стоит избегать напористого и страстного стиля дискуссии. Часто это самый быстрый способ добраться до истины.

Помните об общей цели. Споры особенно хорошо работают в таких группах, которые умеют объединяться для решения главной задачи, будь то тест с картами или проект самолета. Вы можете отстаивать свое мнение страстно, предвзято и даже жестко, но если вы перестанете учитывать интересы группы, а ваши аргументы будут приняты, проиграют все. 

Цените оппонента за возможность высказаться. Может, братья Райт и не отличались вежливостью и уступчивостью. Но они бросались в каждую словесную перепалку как в прохладный бассейн посреди жаркого дня, потому что получали от этого удовольствие и считали друг друга отличными спарринг-партнерами. Ведь спор — это часто единственная возможность высказаться на волнующие нас темы в присутствии по-настоящему заинтересованного слушателя.  

В наше время, когда открытое несогласие все чаще ассоциируется с враждебностью и возникает соблазн вообще избегать публичных дискуссий на болезненные темы, опыт братьев Райт — напоминание о том, что без споров мы можем лишиться мощнейшего инструмента познания. На самом деле, пишет Айан Лесли, мы должны быть благодарны даже худшим своим оппонентам за то, что они не молчат, а считают нужным делиться с нами своими ошибками вместе со скрытыми в них крупицами истины. 

Вы уже оценили материал