Поиск
Рассылка
Два раза в неделю. Только самое интересное.
Подписаться

«Мы учим людей работать медленнее, это дает поразительные результаты»

«Мы учим людей работать медленнее, это дает поразительные результаты»

«Тихий друг», летающий монах и другие способы снять стресс на работе

«Пожалуйста, произнесите английский алфавит в обратном порядке, начиная с Z», — с такой просьбой ко мне обращается Тобиас Хейлер, PhD в области медицины и сооснователь мюнхенской компании Brainboost. К моей голове подсоединены электроды для снятия энцефалограммы, на пальце зажим, который меряет пульс, на талии — пояс для контроля дыхания.

Я начинаю произносить буквы, но Хейлер постоянно просит делать это быстрее. Я запинаюсь на Q, меня просят начать заново. Иногда Хейлер блефует и говорит, что я ошиблась, хотя ошибки не было, но, почему-то, я ему верю и предлагаю другой ответ. Этот двухминутный стресс-тест дал быстрый результат: мое дыхание участилось, пульс подскочил аж до 94 ударов в минуту. Соотношение бета-/альфа-ритмов повысилось на 6% — значит, мозг находится в активном режиме, очень сфокусирован. Человеку важно уметь переходить в этот режим, но если задерживаться в нем слишком долго, это истощает: эффективность работы снижается, усталость наступает очень быстро.

Затем меня просят закрыть глаза и расслабиться. Мне кажется, у меня не получается: даже сквозь наушники я слышу посторонних, обсуждающих количество проводов на моей голове. Но тест показывает, что мне удалось значительно ослабить активность мозга: соотношение бета-/альфа-ритмов снижается на 65%. Пульс опускается ниже 80. Дыхание выравнивается.

«Всегда поражаюсь умению мозга переключаться. Пара минут отдыха и вы вышли из стрессового состояния», — говорит Тобиас.

Эта способность переключаться — важный навык в современном мире. Это помогает снизить стресс и сохранить силы для действительно важных дел. Именно поэтому набирает популярность медитация. Принцип работы нейроинтерфейса от Brainboost такой же: человек учится находиться в расслабленном состоянии, но, вероятно, в игровой форме это сделать легче.

На экране появляется буддийский монах. Когда мой мозг активен, он сидит на земле, а когда я расслабляюсь — взлетает. Оказывается, максимально расслабленного состояния я достигаю, когда глубоко вдыхаю. Так не у всех. Кому-то удается «поднять монаха» на выдохе, а для кого-то главное — просто отвлечься. Нужно примерно 20 сессий по 45 минут, чтобы научиться легко переключаться в расслабленный режим без каких-либо устройств.

Но такого же эффекта можно добиться и без нейроинтерфейсов. Медитация, дыхательные упражнения, практики осознанности и главное — полноценный отдых будут очень эффективны. С последним у многих большие проблемы, мы перенапрягаем наш мозг, не замечая этого. Мы теряемся из-за многозадачности нашей работы и быстро выгораем. Я обсудила с Тобиасом и его братом Филиппом Хейлером (CEO Brainboost), как сделать жизнь и работу более приятной.

Благодарим за помощь в организации интервью компанию «Ценципер» и Марию Шашкову, руководителя практики Brainboost в России.

— Во время лекции о нейроинтерфейсах вы сказали, что работа в современном мире становится все более когнитивной. Что именно вы имели в виду?

Филипп: Появляется все больше компаний, основной продукт которых — интеллектуальная собственность. Это может быть, что угодно — от программного обеспечения до консалтинга. Все реже люди работают на заводах, они теперь сидят целый день в офисе и что-то печатают на компьютере. Такая работа действительно более когнитивная, она требует вовлеченности сознания, мозг должен постоянно генерировать нечто ценное для компании. Так что то, в каких условиях мозг работает, как он генерирует идеи, как он отдыхает и как обрабатывает данные — это то, от чего зависит успех компании.

Тобиас: И не забывайте, что 30–40 лет назад, чтобы что-то узнать, мы открывали энциклопедию и читали полстраницы по какой-то теме. Сейчас у нас есть интернет, если мы хотим что-то узнать, мы обрабатываем огромные массивы информации. Даже если мы не хотим ничего узнавать, это все равно происходит. В условиях бесконечного потока информации наш мозг остается постоянно активным, все меньше находится в расслабленном состоянии — это требует адаптации.

Главный редактор Reminder до стресс-теста
Главный редактор Reminder до стресс-теста

— Значит, компаниям стоит больше вкладываться в когнитивное, психологическое здоровье сотрудников?

Филипп: Да, я бы сказал в техническую поддержку мозга. Вернемся на 50 лет назад. Допустим, у вас есть своя фабрика и вы покупаете какой-то станок, без которого вы не сможете выпускать то, что продаете. Что вы сделаете? У вас будет сервисная служба для обслуживания станка, вы будете обращаться с ним очень бережно. Также теперь надо поступать и с мозгом. Чтобы люди работали эффективно, нужно создавать подходящие условия, не перенапрягать людей, не отвлекать их слишком часто. Но на самом деле в редкой компании об этом действительно заботятся. Мне кажется, главная проблема — это стереотипы. Мы привыкли, что если что-то не получается, значит человек глупый, ленивый или не прикладывает достаточно усилий. Но можно быть мотивированным, стараться изо всех сил и все равно сталкиваться с трудностями, потому что напряженная когнтитивная работа — это непросто.

— Какие основные у трудности у представителей интеллектуальных профессий?

Филипп: Как мы уже обсуждали, мозг вынужден все дольше оставаться активным. В итоге он активен, активен, активен, а потом перестает работать эффективно. Первая мысль человека, который не может собраться — мне нужно больше работать, я должен быть еще энергичнее, но это лишь усугубляет ситуацию. Есть такое правило для тех, кто бегает марафоны, которое применимо и для когнитивной работы: когда вы начинаете забег, вы не набираете свою максимальную скорость сразу, иначе вы растеряете всю свою энергию задолго до финиша. Мы неоднократно наблюдали, как люди пытаются перестроить свою работу и сделать мозг постоянно активным, что удивительно, это им удается, однако работа мозга не становится от этого более эффективной. Все с точностью до наоборот. С помощью наших упражнений мы учим людей работать медленнее, давать мозгу больше отдыха, это все дает поразительные результаты.

Тобиас: Соглашусь. Я спортивный врач в NBA и часто провожу параллели со спортом. Всем известно, чтобы накачать мышцы, надо давать им продолжительный отдых, только в этом случае они эффективно регенерируются. Никто не делает трижды в день упражнения на те же самые мышцы. Получается, офисные работники постоянно перекачивают одну и ту же мыщцу.

— А есть какая-то разница в работе мозга у профессиональных спортсменов и у офисных работников?

Тобиас: Мы много работали со спортсменами и профессиональными музыкантами. У обеих групп есть большие проблемы с тревожностью. Это легко объяснить. Теперь ты сравниваешь себя не только с теми, кого ты знаешь, а с людьми со всего мира. На YouTube столько видео, на Spotify столько записей, где люди играют идеальную музыку на идеальных инструментах. Но ведь это только видео. Например, человек находится на другой высоте над уровнем моря, кислорода в воздухе больше, в итоге он пробежал быстрее, чем ты. Я думаю, у корпоративных менеджеров похожие проблемы. Люди продолжают сравнивать яблоки с грушами.

Филипп: Мне кажется, спортсмены и музыканты с одной стороны и офисные работники с другой по-разному начинают работу. Спортсмены и музыканты умеют войти в состояние потока естественно, им не надо себя заставлять. Офисные работники в массе своей уверены, что чтобы быть эффективнее, им надо просто нагрузить себя посильнее. Они не стараются выяснить, когда это состояние потока приходит, в каких условиях они работают наиболее продуктивно. Надо прислушиваться к себе, а не заставлять себя.

— Все большее количество людей работают удаленно. Это не помогает найти подходящие условия для состояния потока?

Тобиас: Мы замечаем, что у огромного количества людей не получается прочертить черту и сказать — все, моя работа на сегодня окончена. Если ты работаешь в офисе, неважно, успел ли ты закончить презентацию, ты встаешь и идешь домой. Все твои коллеги видят, что уже, например, 18:00, а значит — наступило твое законное время отдыхать. (По крайней мере, это обычная ситуация в Германии. — Reminder)

Кроме того, есть большая проблема с тем, как измерять, что сделал человек. Часто отсутствие конкретного результата — вовсе не следствие того, что человек ничего не делал. Представьте: вам звонят каждые полчаса, вы постоянно отвлекаетесь. В офисе все видят, что вы заняты работой, а если ты работаешь дома, ты постоянно напряжен из-за того, что тебе надо показывать какой-то результат.

Тобиас Хейлер
Тобиас Хейлер

Филип: Мы видим обе тенденции: и когда мозг человека, который работает из дома, находится в слишком расслабленном состоянии, и когда он перенапряжен. Я сравню со спортом: большинству людей тяжело заниматься дома, им все равно надо пойти в тренажерный зал или йога-клуб. Почему с работой должно быть иначе? Я уверен, что нужно изучать, искать способы сделать работу из дома эффективной. Но этим никто не занимается. Однажды мы измеряли активность мозга людей, сидящих в комнате перед телевизором. Когда в комнату входил незнакомый им человек, с которым не надо было никак взаимодействовать, активность мозга менялась. То есть, просто присутствие другого человека меняет очень многое.

— Что могут сделать сотрудники и руководители, чтобы количество стресса уменьшалось?

Филип: Мне кажется, надо работать над коммуникацией и эмпатией. Надо думать о том, как твои сотрудники ощущают себя в данной ситуации, что бы почувствовал ты сам на их месте. Также важна осознанность — я не имею в виду медитацию — надо просто почаще останавливаться и анализировать, что ты чувствуешь, а что чувствуют твои коллеги из-за решения, которое ты принял? Говорят ли сотрудники правду или они бояться высказать мнение, потому что это может негативно на них сказаться? Полезно на время забывать о своем эго и спускаться на уровень подчиненных, тогда диалог может быть по-настоящему конструктивным. Не надо говорить «я босс и вы делаете то, что я скажу». Надо показывать, что вы все в одной лодке и вы вместе ищете наилучшие решения. Это действительно позволяет снизить уровень стресса и работать спокойно и эффективно.

Кроме того, постарайтесь установить не максимальное количество рабочих часов, а оптимальное.

Тобиас: Я продолжу свою мысль про спортсменов. Они склонны сравнивать с себя с другими и забывают, что нужно сравнивать себя с самим собой. То же самое происходит в бизнесе. У BMW машины получаются лучше, чем у нас. Давайте срочно их догоним — начинается гонка в условиях меньшего финансирования, коротких сроков и колоссального давления на сотрудников. Понятно, что топ-менеджменту надо следить за конкурентами, но ключевые вопросы: хорошо ли мы работаем? Делаем ли мы хороший продукт? Не лишаем ли мы здоровья тех людей, которые работают на нас?

Жизнь — это марафон, а не спринт. Вы иногда можете переходить в режим спринта, но чем больше вы себя сравниваете с другими людьми и компаниями, тем больше вероятность, что в этом режиме вы остаетесь постоянно и истощаете себя. Допустим, какая-то компания только что выпустила новую машину и там естественно более совершенная навигационная система и технологическая начинка, чем у машины, которую выпустили вы три года назад. Но помните, что вы играете вдолгую, вам нужно выпустить действительно осмысленный проект, который будет иметь ценность дольше, чем один сезон.

— Боюсь, самые успешные компании мира стали таковыми не потому, что заботились о сотрудниках. В той же Amazon весьма плохие условия труда. Мне кажется, владельцы компаний не верят, что такой подход принесет им дивиденды.

Филипп: Мы были на мероприятии немецкой софтверной компании SAP, на котором говорили о программе осознанности, которую они внедрили 12 лет назад. Им важно было сделать программы ментального здоровья частью корпоративной ДНК. Они подсчитали, что вложения в эти программы окупились на 200%. Но, конечно, пройдут годы прежде чем другие компании поймут, что это сейчас необходимо и начнут внедрять что-то подобное. Будет много ошибок. Некоторые устанавливают в офисе комнаты для медитации, но ими никто не пользуется, потому что не знают как. Эта история не про инфраструктуру, которую надо создать, а про подход, который ты практикуешь постоянно.

Тобиас: Я хочу привести в пример историю с компанией Tesla Илона Маска. Новый неожиданный игрок на автомобильном рынке. Они нарушают все правила и делают машину, на которой все хотят ездить. Потом все обращаются к традиционным игрокам — Mercedes Benz, BMW, Audi, Porsche, Volkswagen — и спрашивают, где ваш ответ Tesla? А они все отвечают примерно одно и то же: «Мы не бегаем спринты. Мы бегаем марафоны. Если мы презентуем новую машину, она должна быть идеальной». Пока Volkswagen делает свой электромобиль, Tesla успевает выпустить модель S, модель X, модель 3. Это и называется «режим спринта». Что мы знаем про компанию Tesla? Что им постоянно не хватает сотрудников, а текущие жалуются на небезопасные условия, их производство постоянно опаздывает, а еще они отзывают автомобили обратно. Я не инсайдер, я сужу по сообщениям СМИ, но это похоже на правду. Если сравнить Tesla и электромобили немецких производителей — сложно не заметить разницу в качестве. Не хочу сказать, что немецкие компании знают, что делать лучше других, но вот этот подход «мы терпеливо работаем над идеальной машиной, нам не нужны репутационные потери» — правильный.

Филипп: У нас не так давно был большой клиент — немецкая телевизионная компания, около 200 сотрудников. Они попросили нас внедрить практики ментального здоровья в корпоративную культуру. Не максимизировать прибыль, а именно помочь сделать процесс работы эффективным и приносящим удовольствие. Они сказали, что это поможет им подготовиться к будущему. Мы взяли восемь человек (два топ-менеджера, а остальные — обычные сотрудники, которым было интересно). Четыре дня мы, по сути, рассказывали им, что такое осознанность и как работает мозг. Они начали вносить изменения в свою работу уже во время воркшопа. Например, они ограничили время и количество совещаний в день. Некоторые вынуждены были переходить с одной планерки на другую и времени на работу не оставалось. Были еще какие-то мелкие идеи, процесс запустился: эту культуру нельзя насадить, ее надо плавно выращивать внутри компании. Люди, которые не были на воркшопе, тоже начали практиковать разные упражнения.

— А какой ваш любимый кейс? Может, кому удалось изменить жизнь с помощью нейрофидбека?

Филипп: Я расскажу об одном юристе из Мюнхена, партнере большой юридической компании. Он отвечал за очень важные контракты. Ему около 50 и, очевидно, это очень успешный человек, достигший самого верха карьерной лестницы. Несмотря на это, его постоянно терзали мысли: «Я мог бы работать эффективнее и лучше». Мы начали анализировать его работу и заметили, что даже когда он пишет самый простой имейл, например, «давай встретимся сегодня в 2?», его мозг оставался очень активен. Что это значит? Что вечером он крайне истощен, даже если он работал не так уж много.

Мы работали с ним так: каждое утро он приходил в офис, мы подключали его к нейроинтерфейсу, делали электроэнцефалографию. Каждый раз когда мозг перенапрягался, он получал сигнал — пора бы успокоиться. Он начал медитировать без какого-либо нашего давления, хотя раньше был категорически против и говорил, что это не для него. Стало понятно, что в его жизни становится меньше стресса, а сам он, по его расчетам, стал продуктивнее. Но это было не 2–3 занятия, он действительно инвестировал в процесс время и силы, это дало результат. Он прошел около 50 сессий в течение полугода.

Тобиас: Вообще у нас уже масса хороших примеров. Мой любимый — это немецкая страховая компания Allianz. Я в течение недели ежедневно проводил семинары по 4 часа для группы из 10 человек. Я объяснял, как работает нейрофидбек, рассказывал, какие упражнения могут быть, измерял активность их мозга. В числе прочего я предложил им практиковать упражнение «тихий друг». Вы встречаетесь с коллегой после ланча, отключаете телефон, умные часы и все остальные устройства, и гуляете с ним вокруг здания в течение нескольких минут. Разговаривать нельзя ни с ним, ни с кем-либо другим. Людям нужен настоящий перерыв. Вы удивитесь, но люди возвращаются с такой прогулки улыбающимися, потому что ничего не делать — это уже почти роскошь и надо напоминать себе, что так можно. Необязательно делать это каждый день, даже пару раз в неделю — уже неплохо. Эта традиция легко приживается. Я спросил у Allianz продолжают ли они практиковать это. Говорят, что да. Видите, чтобы начать делать это, не нужен ни бюджет, ни коучи.

— Какие еще могут несложные упражнения?

Тобиас: Есть важное упражнение «Автопилот», когда вы анализируете свои автоматические реакции. Допустим, вы спокойно ведете машину, но кто-то вас подрезает. Что в итоге? Вы в ярости. Вы материтесь в окно, громко сигналите и будете тем самым ребенка в другой машине. Кто выиграл в этой ситуации? Никто. Осознанный подход — это проявить эмпатию. А вдруг за рулем был новичок? А вдруг его жена рожает прямо сейчас?

Когда я провожу тренинги с топ-менеджерами, я выдаю им небольшие анкеты, чтобы проанализировать реакции своего автопилота — когда они были позитивными, а когда агрессивными. Когда мы улыбаемся, увидев ребенка — это тоже автопилот, но он позитивный. А когда вы кричите или хамите — негативный. В такие моменты надо просто задуматься: а почему я реагирую именно так? Сделаю ли я кому-то лучше такой реакцией?

Я сам постоянно практикую такое упражнение. Когда я летел в Россию, самолет задерживался. Я спрашивал себя, будет ли кому-то лучше, если я выйду из себя? А такой ли это конец света? Я могу пожаловаться на ситуацию другому человеку, но тогда этот человек тоже начнет испытывать стресс. В таких случаях стараюсь смотреть на ситуацию под другим углом. Если бы я летел в Москву 50 лет назад, то, скорее всего, задержка рейса была бы еще больше, и никто бы не сообщил, сколько осталось ждать. Это уже успокаивает. Вы практикуете подобные упражнения?

— Да, но я называю это «позитивным мышлением». У меня не всегда получается, некоторые ситуации я воспринимаю слишком близко к сердцу.

Тобиас: А вы спуститесь на уровень ниже. Называйте это не «позитивное мышление», а «нейтральное». Мыслить позитивно — это уже нетривиальная задача. Не надо убеждать себя «Я так счастлива, что застряла в аэропорту». Важно просто принять: «Да, самолет опаздывает, и я с этим ничего не могу сделать». Нейротехнологии тем и хороши, что могут сразу показать, как небольшая коррекция угла меняет абсолютно все.