ОТЧЕТВСЕ О ПСИХОТЕРАПИИ

Нейробиология садизма. Чем отличается мозг маньяков

В большинстве случаев они полностью осознают последствия своих действий, но это их не останавливает

Нейробиология садизма. Чем отличается мозг маньяков
Alan Quirván / Pexels

Серийные убийцы — излюбленные герои кино и литературы, олицетворение «темных тайн» человеческой психики. Проблема в том, что образ маньяка в книге или фильме чаще всего совершенно не соответствует действительности. Контраст между вымыслом и правдой становится особенно резким, когда в фокусе внимания оказывается очередной реальный преступник, как это произошло недавно со «скопинским маньяком» Виктором Моховым, который четыре года держал у себя в подвале и насиловал двух девушек-подростков. Что на самом деле знает наука о психологии и нейробиологии сексуальных маньяков? Reminder отвечает на шесть главных вопросов.

Они сумасшедшие?

В хоррорах и психотриллерах серийные убийцы-насильники часто действуют по приказу «голосов» или видений. В реальности психозы со слуховыми и зрительными галлюцинациями выявлены у считанных единиц. Абсолютное большинство маньяков в мире и в России признаны полностью вменяемыми. Вообще, прямой связи между психическими болезнями и криминальными наклонностями нет. Тенденция, скорее, обратная: люди с психическими расстройствами гораздо чаще становятся жертвами насилия, а не агрессорами. 

Почему тогда криминалисты называют серийных убийц психопатами? По той же причине, по которой обычные люди называют их маньяками. «Психопатия» — не медицинский термин, а обозначение типичного набора качеств. Эксперты ФБР включают в него бессердечность, лживость, ослабленный контроль поведения, эгоцентричность и поверхностность эмоциональных реакций. Некоторые из этих качеств совпадают с симптомами асоциального расстройства личности. Но асоциальные черты личности лишь дают возможность с большей легкостью преодолевать общественные и моральные табу, стоящие на пути исполнения желания. Сознавать последствия своих поступков они не мешают, как и не являются источником этого желания. 

Зачем они это делают?

Точно неизвестно. Но есть два типичных ответа на этот вопрос: 1) чтобы отомстить женщинам за свои реальные или вымышленные унижения; 2) чтобы получить сексуальное удовлетворение, недоступное иным путем. Оба объяснения только выглядят логичными, а на самом деле расходятся с фактами. 

Месть предполагает злость и гнев, а эти аффекты не совместимы с сексуальным возбуждением. Как показывают эксперименты, они на биохимическом уровне подавляют половые функции. А представление о том, что все сексуальные преступники — это отвергнутые обществом неудачники, которые пытаются силой получить то, чего они лишены, эксперты считают одним из популярных мифов. На самом деле многие маньяки (например, Андрей Чикатило и «ангарский маньяк» Михаил Попков) имели семьи и вели активную социальную и половую жизнь. 

Еще одна теория объясняет мотивацию серийных убийц склонностью к сексуальному садизму. Для сексуального садиста сам акт власти над жертвой становится стимулом сексуального возбуждения. Возможно, именно по этой причине так много порнографических материалов связано с имитацией сексуального насилия. Есть и культурологическое прочтение этой идеи на примере недавнего интервью «скопинского маньяка»: склонность к сексуальным преступлениям может быть гипертрофированным выражением патриархальной «нормы» — распространенного убеждения в праве мужчины распоряжаться женщиной или ребенком как существом второго сорта. 

У всех этих объяснений есть общий недостаток. В их основе — представление о том, что сексуальным маньяком может быть только мужчина. А это не так. Женщин среди таких преступников меньше, но они есть. По американской статистике, женщины составляют 16% всех серийных убийц и 5% сексуальных маньяков. К этому надо прибавить случаи, когда женщины совершают сексуальные убийства совместно с мужчинами. 

Так ли они умны? 

Еще одно клише массовой культуры — образ маньяка-интеллектуала, эстета и ценителя ребусов. На самом деле выдающиеся интеллектуальные способности для серийных убийц — скорее исключение, чем правило. Анализ данных 4743 таких преступников показывает, что уровень IQ у них — в среднем 94,5. То есть на нижней границе посредственного (для сравнения: IQ Стивена Хокинга — 160). Самые популярные профессии среди маньяков: ремонтник, разнорабочий, водитель грузовика, менеджер склада, портье, охранник. «Ангарский маньяк» (Михаил Попков) работал оперативным дежурным, Чикатило — мастером производственного обучения. У сексуальных маньяков действительно часто встречается особенность восприятия: реальные события и собственные действия они видят отстраненно, как сцены на картине или экране. Но не благодаря развитому абстрактному мышлению, а из-за недостатка эмоционального интеллекта. 

Могут ли они раскаиваться и испытывать сочувствие?

Даже у психопатов с уровнем IQ выше среднего эмоциональный интеллект не дотягивает до нормы. При этом, как показывают тесты, у серийных убийц может наблюдаться парадоксальное сочетание: понимание моральных правил общества и при этом эмоциональная отстраненность от окружающих. Именно это свойство позволяет им использовать набор психологических приемов, которые американский психиатр Херви Клекли назвал «маской нормальности». То есть имитировать поведение законопослушного человека, изображать раскаяние и формально признавать свою вину в случае ареста, а также втираться в доверие к потенциальным жертвам. Неподготовленный человек, в том числе журналист, часто, сам того не замечая, поддается таким психологическим манипуляциям. 

В чем секрет этого «шарма»? Возможно, в том, что психопат контролирует эмпатию лучше, чем мы. У нас она обычно проявляется спонтанно. А серийные убийцы, как показывают исследования, могут «включать» ее сознательно. Когда мы видим жертву, у нас автоматически активируются зеркальные нейроны, которые посылают сигналы в болевые центры мозга и заставляют нас испытывать похожие страдания. У психопата зеркальные нейроны «молчат», пока он сознательно не поставит себя на место жертвы. Пример такой эмпатии показан в фильме «Акт убийства» Джошуа Оппенхаймера, где убийца впадает в шоковое состояние, когда изображает собственную жертву, на шее которой затягивают проволоку. 

Отличается ли их мозг от нормального?

Да, есть несколько типичных изменений в зонах мозга, отвечающих за эмоции, самоконтроль, планирование и эмпатию. 

  • Опухоли мозга. Самый известный пример — массовый убийца Чарльз Уитмен, который без видимой причины убил свою жену и мать, а затем застрелил с башни Техасского университета еще 16 человек. В своей предсмертной записке он признавался, что сам не понимает, откуда у него взялись эти иррациональные импульсы. При вскрытии у него в мозге обнаружили новообразование, которое сдавливало миндалевидное тело — центр эмоций и контроля поведения. Также описан случай, когда опухоль мозга спровоцировала педофилию у 40-летнего учителя, который не имел криминального прошлого и был счастлив в браке. За растление малолетних его должны были приговорить к тюремному заключению, но медэксперты обнаружили у него опухоль в орбитофронтальной коре мозга, отвечающей за принятие решений. После ее удаления он вернулся в норму. Через несколько месяцев из-за новой опухоли в этой части мозга у него вновь появились те же симптомы, которые окончательно исчезли только после повторной операции. 
  • Травмы мозга. Такие повреждения зафиксированы в истории многих сексуальных маньяков. Есть данные о том, что после травмирования боковой орбитофронтальной коры у нормального человека могут появиться психопатические черты (крайняя импульсивность, агрессия, чрезмерная сексуальная возбудимость и безразличие к чужим чувствам). При обследовании 239 американских серийных убийц у 21% обнаружены следы перенесенной травмы головы. 
  • Уменьшение объема серого вещества в структурах мозга в передней ростральной префронтальной коре и переднем конце височной доли, ответственных за эмпатию и чувство вины. 
  • Нарушение нейронных связей между вентромедиальной префронтальной корой (центром сознательного контроля) и миндалевидным телом. Как показало исследование, при таком дефекте человек руководствуется только прагматическими соображениями, не учитывая эмоции, даже когда речь идет об убийстве. 

Самое впечатляющее открытие сделано в 2013 году во время сканирования мозга заключенных. Оказалось, что у психопатов при наблюдении за сценами чужих страданий растет активность в вентральном полосатом теле — структуре мозга, управляющей процессами награды и мотивации. В норме возбуждение в этой зоне сдерживает префронтальная кора, определяя соотношение между опасными последствиями поступка и удовольствием, которое он сулит. У психопатов этот механизм дает сбой. Они так сильно предвкушают награду, что не могут контролировать свое поведение. Связь между гиперактивностью полосатого тела и склонностью к насилию оказалась настолько показательной, что ученые смогли по одном этому параметру определить, сколько преступлений совершил каждый заключенный. 

Они такими рождаются? 

Возможно. По крайней мере у ученых есть два подозреваемых, которые претендуют на звание «генов насилия». 

  • Ген МАОА. На него впервые обратили внимание при анализе генов семьи, в которой пять поколений мужчин проявляли склонность к насилию. Он кодирует моноаминооксидазу А — фермент, играющий важную роль в регуляции количества дофамина и серотонина в головном мозге. Считается, что у носителя варианта этого гена со сниженной активностью вероятность агрессии выше в 13 раз. Интересно, что ген МАОА локализован в X-хромосоме. Поэтому у женщин две его копии, одна из которых может «компенсировать» другую, а у мужчин — лишь одна. Возможно, этим объясняется явный перекос в сторону мужчин среди серийных убийц. 

  • Ген CDH13 — кодирует белок, обеспечивающий контакты между нейронами. Известно, что его мутации связаны с синдромом гиперактивности у детей.

Сочетание мутаций двух этих генов может оказаться критическим. Но и здесь есть существенные оговорки. Экспрессия «плохих» вариантов напрямую зависит от внешних факторов. Результаты исследования показывают: ген MAOA ассоциируется со склонностью к насилию у тех, кто сам пережил в детстве серьезное физическое или психологическое насилие. Такая же закономерность прослеживается у тех, кто пострадал от травмы мозга, затронувшей центры эмпатии. Кроме того, в этих выкладках опять не учитываются женщины, у которых низкая экспрессия гена MAOA связана не с агрессией, а, наоборот, с ощущением счастья. Так что выявлять маньяков по генетическим мутациям было бы преждевременно. 

Вы уже оценили материал