Поиск
Рассылка
Два раза в неделю. Только самое интересное.
Подписаться

Статус или богатство. Во что вы играете?

Статус или богатство. Во что вы играете?

Подумайте над тем, чего хотите вы, а чего хочет ваш древний мозг

Подсмотрено у Наваля Равиканта и Алена де Боттона

Есть две важные вещи, к которым человек стремится: богатство и статус.

Если вы живете на необитаемом острове и смирились с мыслью, что вам никогда не выбраться, то, кажется, что богатство и статус вам ни к чему. Но древний человеческий мозг сложно перехитрить: даже в отсутствие людей, вы будете желать и добиваться высокого статуса — хотя бы в сравнении с другими живыми существами, населяющими остров. Хотя бы — в своих фантазиях. А богатством станут запасы еды или возделанные плантации, обеспечивающие относительное благополучие в будущем.

Перенесемся в наш обитаемый мир. Богатство здесь — это не деньги и дорогие машины, как можно подумать. Богатство — это то, что создает новую стоимость, пока вы спите (тезис известного инвестора Наваля Равиканта). Свой бизнес, акции компаний, патент на изобретение, личный бренд, сданная в аренду недвижимость. Богатство нужно не для того, чтобы выжить сегодня и протянуть следующий месяц (как на острове), а для того, чтобы в конечном счете обрести свободу. Например, свободу не ходить к 9 утра на работу, которая вам не по душе, а в широком смысле слова — свободу полностью распоряжаться своим временем.

Важное уточнение: погоня за богатством — игра с ненулевой суммой. Иными словами, в теории каждый может стать богатым, для этого в современном мире уже достаточно ресурсов. Например, каждый может иметь дом: ведь если дом есть у меня, то это не значит, что его не может быть у кого-то еще. Это и есть игра с ненулевой суммой. А тот факт, что большая часть 7 миллиардов людей, населяющих Землю, все еще живет в бедности, говорит, скорее, о несправедливости и неэффективности устройства общества и экономических систем, чем об отсутствии ресурсов, способных сделать богатыми всех.

Еще одна важная вещь: богатство не стоит путать с деньгами. Деньги — это лишь сравнительно удобный способ перемещать богатство. Вы сделали работу, которую оценило общество — общество выдало вам расписку, в которой говорится, что оно должно вам за проделанную работу и в будущем этот долг можно будет забрать. Эта расписка и есть деньги.

Теперь переходим ко второму объекту желания — статусу. Статус похож на богатство, но у него более древняя природа. На заре человечества статус был гарантией выживания: тот, кто обладал статусом, получал пищу, укрытие, партнеров для размножения. Как указывает Майкл Мармот в книге The Status Syndrome: How Social Standing Affects Our Health and Longevity, и в современном мире статус — важнейший фактор, предсказывающий продолжительность жизни и здоровья.

Изучение других приматов показывает, что их здоровье напрямую связано с положением в группе: чем выше статус, тем ниже уровнь гормона стресса кортизола. Биологически мы предрасположены к тому же: до появления сельского хозяйства накопление богатства было недоступно, и на протяжении десятков тысяч лет значение имел только статус. На нейрофизиологическом уровне стремление к более высокому статусу сродни стремлению в выживанию и задействует базовые механизмы избегания (опасности) или приближения (к награде). В концепции нейрофизиолога Дэвида Рока «статус» — первая составляющая аббревиатуры SCARF — того, чего хочет наш древний мозг. Другие составляющие: certainty, autonomy, relatedness и fairness (предсказуемость, возможность самостоятельно принимать решения, связанность с другими и справедливость) также глубоко укоренены в нашей биологии и эволюции сообществ.

Статус важен. Но мы часто путаем богатство и статус, хотя между ними есть принципиальная разница: статус — это игра с нулевой суммой. Если я первый, то ты второй. Двух победителей быть не может. Статус устанавливается при взаимодействии людей друг с другом и всегда балансирует: сегодняшний победитель завтра может стать проигравшим. Баланс статуса, что интересно, обрабатывается теми же участками мозга, которые отвечают за математический счет.

Статус всегда связан с конкуренцией — заметьте, что никто не судит о статусе детей, так как не считает их конкурентами. Дети принимаются такими, какие есть, и вундеркинд, знающий все на свете, не вызовет у вас тревоги в отличие от «слишком умного» коллеги, постоянно указывающего на ваши ошибки. С ним-то вы как раз вступаете в борьбу за статус. Но, выигрывая эти статусные игры, вы всегда будете кого-то лишать статуса (вспомним его относительный характер). И, возможно, поэтому таких игр и стоит избегать.

Из двух вещей, которые человеку хочется приобрести — богатства и статуса, первое может прибавляться для всех, второе — только для победителя, да и то — временно.

Но как быть с прошитым глубоко в сознании стремлением к статусу? Преимущество нашего развитого мозга — в том, что мы можем создавать более сложные системы, чем другие приматы. У шимпанзе и бонобо одно измерение статуса — от альфа-самца и бета-самцу и далее по нисходящей. Мы же можем создавать столько измерений, сколько хотим. Менеджер, стоящий не очень высоко в корпоративной иерархии, может в то же время быть лучшим игроком любительской футбольной команды, солистом церковного хора или душой компании во время семейных празднеств. И даже всем этим одновременно.

Не стоит обманываться и так называемыми символами статуса. В какой-то мере они — лишь реакция человека, подчас неосознанная, на то устройство общества, которые мы имеем. И когда вы в следующий раз увидите кого-то за рулем Ferrari стоимостью $150 000, представьте, что водитель — всего лишь чрезвычайно уязвимый человек, обеспокоенный тем, что его положение (статус) так легко опрокинуть.

Фото на обложке: Francesco Ungaro on Unsplash
А что думаете вы?