ОТЧЕТКАК СОХРАНИТЬ ЗДОРОВОЕ СЕРДЦЕ

Пищевая полиция: как одержимость здоровым питанием становится болезнью

Диетолог Елена Мотова — о панической боязни съесть лишнюю конфету

Пищевая полиция: как одержимость здоровым питанием становится болезнью
Valeria Boltneva / Pexels

Многие думают, что питаться правильно — значит полностью исключить что-то из рациона: скажем, сладкое или жирное, молочное или содержащее глютен. Но это первый шаг, чтобы превратить еду во врага. Гибкий подход к питанию принесет гораздо больше пользы и для физического, и для психологического здоровья. Об этом в своей новой книге  «Еда для радости» пишет врач-диетолог и ведущая популярного телеграм-канала о питании Елена Мотова. Reminder публикует отрывок из нее. 

«Обед моей мечты — тарелка борща, жареная картошка с грибами и кусок яблочного пирога. В одиночестве, не спеша, без чувства вины за калории и необходимости потом тащиться на тренировку. Разумеется, такой еды дома я не держу. Съела два хлебца с авокадо и хумусом, обезжиренный творог и чай. Вечером опять в зал. Я измотана, хочется лечь и не вставать неделю. Ничего не успеваю, кроме тренировок, но остановиться не могу: возникает дикое чувство вины. Кажется, что если я не занимаюсь, то покрываюсь жиром».

Этот обобщенный портрет активной последовательницы института «правильного питания» (ПП) и ЗОЖ вызовет у многих восхищение ее целеустремленностью, силой воли и заботой о здоровье. Более внимательный взгляд отметит скудный рацион и одержимость тренировками, которая не оставляет места для жизни. Взгляд профессиональный выделит тревожные паттерны пищевого расстройства: страх перед едой, недоедание, навязчивые опасения набрать вес, компенсаторное поведение — «отработка» съеденной пищи в зале.

Расстройства приема пищи (РПП) — это группа заболеваний, связанных с нарушением пищевого поведения и регуляции веса. Они проявляются экстремальной озабоченностью весом и фигурой и, как правило, сопровождаются нечеловеческими усилиями, чтобы контролировать телесные параметры и потребление пищи. Наверняка вы слышали о таких серьезных заболеваниях, как анорексия и булимия, но есть и другие расстройства пищевого поведения, менее известные. Орторексия — навязчивое пристрастие к «правильному» и «здоровому» питанию — впервые была описана в 1998 году. Все мы читаем этикетки, планируем еду, покупаем качественные и свежие продукты и стараемся питаться сбалансированно и разнообразно. Однако люди, страдающие орторексией, настолько озабочены питанием по правилам, что это становится главным делом их жизни, «навязчивой, всепоглощающей, изнурительной идеей».

Орторексия проявляется постепенным ужесточением диеты, когда из питания выбрасываются целые группы продуктов, которые не соответствуют личным представлениям человека о «полезной пище» и объявляются вредными вне зависимости от уровня потребления (сахар, любые углеводы, все молочные продукты, мясо, все продукты животного происхождения). Человек тратит несколько часов ежедневно, думая о еде, планируя питание и придирчиво выбирая «правильные» продукты в магазине. Состав еды рассматривается буквально под микроскопом, потому что смертельно опасно ошибиться! Вот типичный пример такого рода установок: «Есть вне дома просто невозможно, потому что не получится проконтролировать, из чего они в этих ресторанах и кафе готовят. Ходить в гости и видеть, как другие без ограничений едят и пьют алкоголь, тяжело и неприятно. К тому же друзья обижаются, когда объясняешь, что они питаются неправильно».

Страдающие орторексией испытывают гордость за «чистоту» своего питания и приверженность тренировкам. Однако если по каким-то причинам график тренировок нарушается, а «безопасная» еда недоступна, то ощущение превосходства сменяется тревогой, чувством вины и отвращением к себе. Орторексия — прекрасный пример того, как слишком много хорошего может быть вредным. 

Орторексия пока не включена в Международную классификацию болезней. Еще не разработаны четкие диагностические критерии, и мы не знаем, насколько широко она распространена. Является ли орторексия самостоятельным расстройством пищевого поведения, нетипично проявляющейся анорексией или формой обсессивно-компульсивного расстройства? Пока ответа нет.

Орторексия не только ведет к социальной изоляции. Она связана с недоеданием и пищевыми дефицитами. Как и другие пищевые расстройства, она нарушает и физическое, и психическое благополучие человека. Ограничения в еде становятся инструментом самоконтроля — возможно, потому, что мы окружены едой и постоянно слышим о правильном и неправильном питании. Но попытки с помощью «правильной» еды регулировать свое эмоциональное состояние не могут быть успешными: еда — это не религия, не источник нравственности и морали.

Когда забота о здоровье превращается в нездоровое пищевое поведение? Красные флаги, которые укажут на возможную орторексию:

  1. Уверенность в том, что исключение из питания тех или иных продуктов, блюд и ингредиентов гарантирует здоровье.
  2. Избегание определенных пищевых групп, которые самим человеком или обществом воспринимаются как «нездоровые».
  3. Скудный рацион из немногих разрешенных продуктов, которые человек считает «здоровыми» или «чистыми».
  4. Отказ от любых блюд, состав которых полностью не известен. Отказ от еды в ресторанах и в гостях.
  5. Навязчивые мысли о еде, компульсивное поведение, желание наказать себя за любой шаг в сторону от правильного питания и усугубляющиеся ограничения в выборе еды.
  6. Навязчивое отслеживание блогов о ЗОЖ и ПП в социальных сетях. 

Орторексия требует обращения за помощью к специалисту — диетологу, врачу-психотерапевту или клиническому психологу, которые специально обучены работать с пищевыми расстройствами. Пациентов с РПП лечат в специализированных клиниках. Например, в Москве это Центр психического здоровья детей и подростков (до 18 лет), Клиника расстройств пищевого поведения на базе ПКБ №1 и некоторые другие.

Причины пищевых расстройств

Точная и конкретная причина расстройств пищевого поведения неизвестна. Это не причуды и не личный выбор — люди по-настоящему страдают, им действительно нужна помощь. Расстройства приема пищи вызваны сложным взаимодействием генетических, биологических, психологических и социальных факторов. Имеют значение изменения в работе сигнальных молекул мозга — дофаминовой и серотониновой систем. Среди психологических и эмоциональных проблем, которые способствуют заболеванию, — низкая самооценка, перфекционизм, черно-белое мышление, сложности в межличностных отношениях. Диета — еще один фактор риска: часто симптомы пищевого расстройства на самом деле связаны с голоданием. Голодание и потеря веса у уязвимых людей меняют работу мозга таким образом, что шаблоны ограничительного пищевого поведения закрепляются.

Иногда отказ от разнообразного питания связан с каким-нибудь заболеванием. Ограничительное питание и коммерческие диеты исключения якобы лечат все — от псориаза и фибромиалгии до аутоиммунного тиреоидита и рака молочной железы (ужасно, когда вместо квалифицированной помощи при серьезном и угрожающем жизни состоянии человек получает подобный вариант «лечения»). «Если я полностью исключу углеводы, то перестану мучиться от проблем с кишечником — коллеге же помогло». После ограничения питания самочувствие может улучшиться просто потому, что хронические заболевания протекают волнообразно: обострение сменяется ремиссией. Однако при следующем рецидиве болезни велик соблазн еще больше урезать рацион и «очистить» питание. Американские диетологи Марша Херрин и Мария Ларкин называют и другие уязвимые для расстройств пищевого поведения группы: люди, страдающие пищевой аллергией и непереносимостью, беременные, вегетарианцы и веганы, мужчины и женщины с ожирением.

Может показаться, что расстройства пищевого поведения появились буквально вчера и их расцвет связан с самозваными «диетологами» из социальных сетей, звездными откровениями о ПП и ЗОЖ и health-блогерами, которые знают все о детоксе, ощелачивании и суперфудах, модных в этом сезоне. На самом деле нет: Джордж Байрон, аристократ и романтический поэт, два века назад был одержим снижением веса и, вероятно, страдал от пищевого расстройства. У мужчин тоже могут быть РПП, но социальная стигматизация в еще большей степени мешает им обращаться за помощью.

Лорд Байрон считал, что унаследовал от матери склонность к полноте и все, что он ест, немедленно превращается в жировые складки на боках. Один из современников Байрона писал: «его страх набрать вес был настолько велик, что он практически истязал себя голоданием», «он был постоянно голоден и как только сдавался и начинал есть, тут же набирал вес». Заглушить голод он пытался курением и питьем чая, а для того чтобы похудеть, принимал уксус. Байрон был настолько популярен — настоящая икона стиля, — что его странные диетические приемы прижились и в Европе, и в США. Они оставались востребованными и после его смерти: пить уксус для снижения веса стало модным. Кажется, за последние двести лет ничего особенно не изменилось, разве что через социальные сети проще продвигать методы и средства для похудения. БАД с уксусом доступны прямо сейчас — через годы, через расстояния. Конечно, просмотр Инстаграма не может стать причиной пищевого расстройства. Но у некоторых моих пациентов отслеживание блогов о питании и диетах искажает представления о здоровье и образе тела, мешает гибкому и адекватному пищевому поведению.

Как показало исследование Пикси Тернер и Кармен Лефевр из Университетского колледжа Лондона, распространенность симптомов орторексии (выявляемых специальными опросниками) на порядок выше в сообществах по «правильному питанию» в Инстаграме, чем в общей популяции. Возможно, это связано с его визуальной составляющей. Исследовательницы подчеркивают, что блоги в соцсетях могут влиять на психологическое благополучие подписчиков: иногда это сотни тысяч и даже миллионы людей. Что я могу посоветовать? Просмотрите все аккаунты, на которые вы подписаны, и отмените подписку, если ЗОЖ-блог заставляет вас хуже относиться к себе и ненавидеть свое тело.

Английский философ против «чистого питания»

Вроде бы все понимают, что такое «здоровое» и «правильное» питание, но мне эти определения кажутся некорректными. Сразу хочется спросить — а для кого оно правильное? Неужели существует один-единственный вариант, подходящий для всех? Любая разумная система в питании, которой вы можете придерживаться длительное время, лучше хаоса. Однако черно-белый взгляд на еду — «либо она убьет, либо исцелит» — не соответствует реальности и научному консенсусу.

Не стоит рассматривать продукты в абсолютных категориях «вредности» или «полезности», лучше обратить внимание на то, в каком количестве и в каком контексте они потребляются. Истории о вредных продуктах порой оказываются чистой воды конспирологическими домыслами, как, например, миф о дрожжах-убийцах. Самое печальное — когда антинаучные взгляды на питание и продукты транслируют люди с медицинским образованием. Новый модный тренд — «чистое питание» (от англ. clean eating) — базируется на пищевых запретах: его сторонники подробно расскажут вам, что не есть. Один из отцов-основателей — бывший врач Алехандро Янгер. Его авторская система, по сути, — радикальная ограничительная диета. Она базируется на исключении из питания кофеина, алкоголя, молочных продуктов, яиц, сахара, пшеницы, всех пасленовых, красного мяса. Согласно Янгеру, эти продукты создают кислую «внутреннюю среду», что бы это ни значило. На первом этапе «очищения» Янгер советует использовать в основном жидкую диету, состоящую из соков и супов домашнего приготовления или из его порошковых коктейлей.

Сторонники ограничительных систем питания находят реальные (а чаще фальшивые) основания, почему следует избегать «рискованных» продуктов. Особенность «чистого питания» в том, что формально это не диета для снижения веса, а система убеждений и правил, согласно которой еда «очищает» или, наоборот, «загрязняет» тело. Звучит знакомо? Так и есть — здравствуй, орторексия!

Поскольку у «чистого питания» нет научной базы в виде исследований, каждый трактует его в меру своего разумения. Непреложно одно — «полезно только натуральное и естественное, всей остальной еды следует избегать». Английский философ Джордж Мур более ста лет назад сформулировал понятие натуралистической ошибки. Нет никаких оснований отождествлять натуральное с хорошим, а ненатуральное с плохим. Натуральное и искусственное, хорошее и плохое — просто разные категории, которые не идентичны друг другу. Хотя Мура больше занимали вопросы этики, через призму натуралистической ошибки можно посмотреть и на питание. Абсолютно натуральные бледная поганка и болиголов убивают, а синтетический инсулин, который производят генетически модифицированные бактерии, с 1982 года спасает жизни людей с сахарным диабетом 1 типа. Если вернуться от философских категорий к еде, то достижение достаточной «чистоты» питания может оказаться проблемой. Блогер Ханна Мэтьюз в журнале Self рассказывает о личном опыте развития пищевого расстройства. Сначала она полностью отказалась от фастфуда и сахара, а затем та же участь постигла алкоголь и углеводы. Вскоре в рационе остались немногие продукты, которые пока еще рассматривались как полезные. «Я уклонялась от большинства праздников и встреч, опасаясь еды, которую мне предложат. Я пропускала дни рождения и вечеринки, а в тех редких случаях, когда появлялась, мой очевидный дискомфорт и неуклюжая ложь о том, что я уже поела или просто хочу воды, доставляли неудобства окружающим. Друзья все реже возникали на горизонте, предпочитая компанию тех, с кем можно выпить пива после работы и не париться по поводу "нездоровой" еды и напитков. Когда я приезжала домой, родные ходили вокруг меня на цыпочках, отдельно покупали специальные продукты и наблюдали мои мучения при виде накрытого стола. Орторексия загнала меня в тюрьму, и я жила в ней, лишенная радости и общения».

Ханна с помощью обеспокоенной подруги смогла обратиться к специалистам и получила помощь. Но бывает и по-другому. Следующий этап ограничений — есть продукты сырыми, «чтобы не разрушать приготовлением ценные питательные вещества». Однако сырое молоко, мясо и рыба могут содержать болезнетворные бактерии. В сырых яйцах присутствует белок авидин, который связывает биотин — витамин В7. Многие питательные вещества, в том числе в растительных продуктах, становятся более доступными для усвоения после термической обработки.

Идея есть столько, сколько нужно телу, и свободно выбирать еду удручающе скучна, не правда ли? А вот запретить себе половину продуктов, объявив их вне закона, — мысль, несомненно, более заманчивая. Пищевая полиция и пищевая тюрьма всегда с собой.

Книга предоставлена издательством Corpus. Приобрести ее можно здесь.


Вы уже оценили материал