ОТЧЕТВСЕ О ПСИХОТЕРАПИИ

Как принять решение с помощью интуиции

Психолог Леонид Кроль — о том, как прислушаться к себе

Как принять решение с помощью интуиции
Liza Summer / Pexels

Можно ли сделать верный выбор, руководствуясь своими
желаниями, а не логикой? Можно, уверен психолог Леонид Кроль. В книге «Найти себя» он отвечает на этот и другие вопросы, рассказывая истории клиентов, искавших на них ответы. Reminder публикует с сокращениями одну из них — о том, как научиться принимать решения с минимумом трудозатрат, используя, как называет это Кроль, интуицию. 

Ульяну я заочно знал давно. Она веселая, деятельная, немного заполошная и смешная, пишет в Facebook симпатичные тексты, на которые всегда много откликов и комментариев, обожает моду и любые новые тренды. Поэтому, когда Ульяна обратилась ко мне за консультацией, я обрадовался возможности познакомиться.

— А проблема у меня такая, — начала Ульяна. — Никак не могу сделать выбор. Это, собственно, не ново — мне вообще выбор трудно дается. Причем все равно, каких масштабов выбор. Вино, шкафчик на кухню или замуж — одинаково трудно. Я всегда хочу и то, и другое, как Винни-Пух, и можно без хлеба.

— Одинаково? — усомнился я.

— Нет, шкафчик труднее всего, их нельзя выбрать два, — хохотнула Ульяна и тут же снова стала серьезной. — В общем, сейчас выбор крупнее некуда. Дети зовут к себе во Францию, а я... и не знаю. Недавно наконец стала жить за городом, обустраиваюсь. Цветочки посадила. Да ладно цветочки — кустики! Вот уеду я, а как же мои кустики?!

— Кустики — это серьезно. Не уезжайте.

— Ага, «не уезжайте». А там, в Клермоне, я буду свободна как ветер. Уйду на удаленку. Буду путешествовать по Европе, загляну во все уголки... Замки Луары, представляете?!

— Замки — это круто. Надо ехать.

— Ну, везде свои плюсы и минусы, или, как говорила моя профессор, мисы и плюнусы. Для отъезда, как выяснилось, много бюрократических процедур нужно пройти. И еще: жить там сейчас будет не очень удобно по ряду причин... придется какое-то время с детьми в одной квартире...

— Проще здесь.

— Ох, а как подумаю, что здесь-то ведь придется продолжать на работу ездить каждый день, да еще из пригорода — я еще толком не пробовала так жить, — а закончится удаленка, начнутся пробки, такая тягомотина... и дети там, а я здесь... и вообще — политика, и все такое...

— Лучше туда.

— Вы смеетесь, а я сижу, расписываю преимущества и недостатки, взвешиваю то одно, то другое... Я ведь не страну выбираю, даже не образ жизни, понимаете. Я выбираю — себя там или себя здесь. Это две разные Ульяны, и я не знаю, какая мне больше подходит.

— Вы гениально выразились сейчас, — сказал я.

— Это я умею. А выбирать — не очень. Муки мучительские.           

— Ульяна, — сказал я. — Вот по большому счету, если бросить все эти мисы и плюнусы, куда вы хотите больше? Навскидку? Вот первое, что на ум приходит?

— Ни туда ни сюда, — честно сказала Ульяна. — Я не хочу ехать и не хочу оставаться. Я вообще не хочу делать выбор. Можно, я не буду? Можно, оно как-нибудь само? А?

•••

Уехать или остаться? Продать бизнес или не продавать? И как быть, если стоишь на развилке и не видишь себя ни на одной из дорог, которые лежат перед тобой, а назад пойти невозможно? Как сделать выбор и найти себя будущего?

Необходимость выбора — ситуация стресса. С таким стрессом разные люди справляются по-разному. Одни рубят сплеча, чтобы долго не мучиться. Другие долго взвешивают все за и против, применяют рационализацию, чтобы ничего не упустить. Третьи, как Ульяна, пытаются интуитивно представить себя в предлагаемых обстоятельствах, примерить их (это и мой любимый путь). У Ульяны отличное воображение, она, как и многие, от природы владеет техниками примерки и квеста, о которых я пишу в главах 1 и 8. Она говорит, что видит себя и ухаживающей за кустиками на участке у дома, и путешествующей по европейским дорогам. Но все равно Ульяна сомневается и не понимает, какую себя ей все-таки выбрать.

Откуда же в нас эти муки выбора и колебания?

Навык выбирать развит не у всех. Многие, как ни странно, просто не привыкли, не научились делать выбор. Мы учим ребенка делать выбор, спрашивая, какую одежду он хочет надеть, что будет есть на завтрак — кашу или творожок. Но самостоятельно выбрать вуз, профессию или спутника жизни получается уже не у всех — многие действуют в соответствии с желанием родителей, парня, «сложившимися обстоятельствами». Чтобы сделать выбор, надо не просто знать, чего я хочу, но и уметь ранжировать свои желания — этого хочу больше, этого меньше, это сделаю сейчас, а это потом — и принимать ответственность за последствия.

Выбор — это затраты энергии. В современных корпорациях есть понятия run и change (текущая деятельность и развитие). Внутри каждого человека тоже есть свои run и change. И run обычно побеждает. Выбирая run, мы считаем, что на change не хватит энергии. Иногда так и есть, но во многих случаях мы преуменьшаем свои возможности.

Выбор — это утрата. Большую часть времени люди (не все, но многие), как правило, ощущают себя как нечто целостное. В момент выбора эта целостность как бы раздваивается: «один я» покупаю белое вино, а «другой я» берет красное. И даже когда выбор уже сделан, «другой я» в каком-то смысле продолжает стоять у полки с альтернативной бутылкой. Пример с вином взят для простоты. В случае выборов сложных, экзистенциальных мы тоже как бы оставляем часть себя на развилке. Мы заранее понимаем, что с чем-то придется попрощаться. А это болезненно — даже если преимущества одной из альтернатив очевидны. Выбор — расставание с некоторыми возможностями и необходимость принять боль утраты. Вот почему мы медлим на развилке: перспектива расстаться с одной из дорог пугает нас сильнее, чем драйвят возможности другого пути.

Выбор — мешанина из осознанных и неосознанных стратегий. Многие из нас убеждены, что, когда перед нами выбор, лучшее, что мы можем сделать, — задействовать интеллект, взвесив все за и против. Но ведь мы не всегда осознаем ситуации выбора. Как правило, мы выбираем еще до того, как поняли, что делаем это. Но, если дело доходит до осознания выбора и альтернатив, мы вдруг становимся очень умными и считаем, что должны выбирать головой, а не на эмоциях. Меж тем импульсы и эмоции — один из лучших быстрых индикаторов правильного выбора, и мы чувствуем, что без них нам никак не обойтись. Как говорится, «сердце шепчет», «нутром чуем». Таким образом, две стратегии принятия решений конкурируют, вместо того чтобы нам помогать.

Выбор — трудный момент для тех, кто не может опираться на субъективность. Неправильные выборы часто делаются по причине того, что называют «объективными соображениями» и что на самом деле — просто предрассудки или общественное мнение. Например:

«В Европе лучше, чем в России» (для кого или для чего лучше?).

«Женщине с моей фигурой лучше не носить яркие платья» (купим десятое черное и пусть висит ненадеванным).

«Недвижимость — самое надежное вложение средств» (если не важна ликвидность и доходность...).

То, какой выбор мы сделаем, будет влиять на нашу жизнь. А значит, субъективные критерии важнее объективных.

Чтобы облегчить себе выбор, стоит учитывать все эти препятствия и предпринимать следующее:

  1. Чаще тренироваться делать выбор, сознательно ставить себя перед выбором в простых бытовых ситуациях, учиться быстро выстраивать чувственную цепочку — «этого хочу больше, чем того». Культура небезразличия к маленьким деталям помогает натренировать собственную гибкость.
  2. Понимать, что изменения возможны, что на них, может быть, потребуется не так много энергии, как кажется. Выбирая, думать не только о том, что будет после нашего выбора, но и о том, чего не будет — что нам придется оставить, с чем попрощаться.
  3. Делая выбор, помнить, что важно не только думать, но и чувствовать.
  4. Критически рассматривать «объективные соображения» — при всей их кажущейся очевидности они могут не иметь к нам никакого отношения.

Когда едешь в горах по железной дороге, поезд часто ныряет в тоннели. Вокруг становится темно, зато после тоннеля обычно вас встречают самые красивые пейзажи. Выбор — как тоннель: в нем неизвестность, и часто человек опасается в него въехать, страшится этого перехода и того, что будет чувствовать себя глупо, жалеть о своем решении. Чтобы не бояться выбора, нам нужно научиться иметь дело не только с вычеркиванием плюсиков и минусиков, но и с таким инструментом, как интуиция.

•••               

— В общем, я все перепробовала, но так никуда и не продвинулась, — сообщила мне Ульяна.                

— А интуиция вам ничего не говорит?           

— Я в нее не верю. Она меня столько раз обманывала, что я ее больше не слушаю. 

— Мне кажется, с интуицией происходит приблизительно то же самое, что и со звонками из одного известного банка: вместо нее часто говорят мошенники. На самом деле интуиция — не магия, а очень простая штука. Интуиция помогает, когда у нас недостаточно данных для рационального анализа или нет времени анализировать. Когда вы ведете машину по шоссе, вы смотрите вперед. Это ваше рациональное мышление. И вдруг вы краем глаза видите, как что-то промелькнуло на обочине, и мигом дорисовываете картинку: это собака. Так работает интуиция.

— А как понять, интуиция это или нет?

— Опыт, — сказал я. — Вы много раз видели собак, частенько — собак на обочине. Почему, по каким признакам вы отличаете ее от пенька, не так важно. Можно было бы провести сложный анализ, но у нас нет времени и возможности, мы смотрим на дорогу. На счастье, наш мозг может быстро получить скудные сигналы, обработать неполную информацию и помочь распознать собаку без всякого анализа.

Ульяна поморгала.

— Значит, чтобы интуиция помогла мне принять решение, нужно... перестать смотреть прямо на задачу? Смотреть куда-то еще, а задачу оставить на обочине?

— Примерно так, — кивнул я. — Когда вы фиксируетесь, вы концентрируетесь на альтернативах вашего выбора, напряжение становится слишком сильным, и вы видите только то, на что смотрите в упор. Вы не рассматриваете ситуацию в более широком контексте. Не замечаете за деревьями леса. А этот фоновый лес при принятии решения может быть очень важным. В нем скрываются незаметные, но важные детали. Недаром важные решения иногда приходят к нам, когда мы дремлем, принимаем душ, ведем машину. Мы «отпускаем» наш ум на свободу, даем ему возможность порезвиться в поле свободных ассоциа- ций. Вот тут-то, без нашего контроля, он и начинает работать как надо.

— У меня такое бывало! А еще, что обиднее, бывало, когда я сначала хотела все сделать правильно, а потом начинала все обдумывать заново, и меняла решение на ошибочное.           

— Ну, ошибок бояться не стоит, — сказал я. — И вот этого состояния, когда вы ходите в неопределенности, без решения, — тоже. Конечно, оно может мучить, но, видимо, быстрее вам никак. Только хорошо бы получить от него пользу, да и мучиться можно поменьше...

Техника «Интуитивное принятие решений»           

Человек привык делать выборы логически, сокращая усилия. А интуиция состоит в том, что благодаря серии нецелесообразных шагов обнаруживается что-то неожиданное. Люди с развитой интуицией знают, насколько велика роль случайностей. Мы можем случайно найти работу, случайно познакомиться с будущим мужем или женой, случайно решить сложнейшие задачи. Весь фокус в том, что эти случайности хорошо подготовлены. Интуитивное решение всегда таким и бывает: целенаправленное моделирование ситуации — и случайное совпадение, которое не могло не произойти. Часть шагов делается в полной ясности, а часть — в тумане, в области неизвестности. Именно в этом и состоит доверие интуиции: мы верим тому, что можно выйти из области известного, полностью контролируемого, сделать несколько шагов в неопределенности, а потом снова попасть туда, куда нам нужно.

Если мы опасаемся момента, в котором мы должны отпустить ситуацию, момента, когда рационализация не работает, — мы недостаточно хорошо понимаем природу интуиции, не можем ею вполне воспользоваться.

Любой выбор предполагает период времени, когда надо специально перестать думать о выборе.

Вот последовательность шагов, которая нам нужна:

  1. Сбор информации. Это понятный шаг: те самые «мисы и плюнусы», достоинства и недостатки, причем не только очевидные, но и странные. Помним, что нам не следует пытаться быть объективными — ведь это наше решение, и субъективные параметры здесь гораздо важнее. Вносим в список и те важные вещи, которых мы лишимся при выборе каждой из альтернатив. Пишем или продумываем абсолютно все, что придет в голову, без цензуры.
  2. Сомнения и колебания. Чтобы решение созрело, нужно время. Некоторые терпеть не могут ждать и принимают решение стремительно. Они слывут «отличными принимателями решений», но дело не в том, что они быстрее приходят к верному выводу, а в том, что тревога и неопределенность для них настолько невыносимы, что они просто не в силах простоять на развилке дольше трех секунд. Их путь — как можно скорее найти то, что они считают «самым главным», а остальное выбросить и сказать, что все готово. Другие, как Ульяна, наоборот, долго и мучительно взвешивают все за и против, погрязают в куче фактов и бесконечно их анализируют. Когда сомневаешься — продуктивнее прийти в ленивое, рассеянное состояние, раскладывать факты как пасьянс, перебирать их, мимоходом обнаруживая в себе чувства, но не зацикливаться на них. Сделанные маленькие выводы позже помогут вам принять решение.
  3. Пребывание в неопределенности. Постепенно мы входим в область полнейшей неопределенности — мы не можем собрать все факты, нам их не хватает, они противоречивы. Картинка не складывается. Но мы никуда не бежим, не унываем, а просто перестаем думать и отпускаем ситуацию. В этой фазе принятия решения хорошо перед сном, в полудреме, представлять в красках существующие альтернативы, но без цели немедленно что-то решить. Мы просто оказываемся как будто «уже там», где решение принято, и мысленно бродим по этому миру, обращая внимание на детали, даже самые незначимые. Мы как бы входим в транс и рассматриваем наши варианты, воображаем без правил. На этом шаге мы отходим от рациональности и позволяем поработать интуиции, не мешая ей активным задействованием интеллекта. Мы не думаем в упор, а используем боковое зрение.
  4. Нахождение решения. В какой-то момент вы вдруг понимаете: ага-эффект наступил. Да, это та самая квартира — покупаю. Да, мне действительно настолько нравится этот человек. Нет, надо уходить, и не важно, что «объективно» работа хорошая — мне она не подходит. Колебаний больше нет, вы уверены в правильности своего решения. Картина совершенно ясна, все детали улеглись на свои места. Ура!
  5. Продумать, но не переделать. Решение принято. Теперь, обернувшись назад, мы можем еще раз поразмышлять о ситуации рационально и в деталях. Мы использовали интуицию и снова вышли из тумана на свет. Осталось хорошо запомнить, какой путь был пройден, и определить свои новые координаты. Мы как бы «побрызгали закрепителем разума» свою интуитивную находку и увидели ее в контексте других находок. А вот исправлять интуитивно принятое решение не надо! Правильно принятое интуитивное решение в самом себе заключает достаточно гарантий правильности. 

Процесс срабатывания интуиции на каждом из шагов занимает некоторое время. Наши чувства появляются в определенном порядке. Интуиция — это не что-то единое, не молния, которая своим блеском вдруг озаряет всю картину.

Попытки усилием воли перестать сомневаться и просто выбрать что-то одно, потому что «нельзя же столько думать», чреваты тем, что ум будет делать пропущенные шаги и продолжать «принимать решение», когда оно уже принято. Иными словами, вы уже везете кофеварку домой, а вас продолжают терзать сомнения: может та белая была бы лучше? Часть вас продолжает стоять посреди торгового зала и выбирать. Лучше сначала найти себя-с-кофеваркой (себя-в-новом-браке, себя-в-другой-стране), а потом уж вкладывать усилия.   

Каюсь: я не удержался и спустя год сам связался с Ульяной и спросил, как она поживает и что в итоге выбрала. Мне было просто ужасно любопытно, что она скажет.

— Я в Клермоне, — ответила Ульяна. — Очень довольна, все время куда-то иду, все, чего боялась, сбылось, и о чем мечтала, тоже. Оказывается, я очень точно себе представляла эту жизнь.

— Ульяна, — попросил я, — а не могли бы вы вспомнить тот момент, когда вы приняли решение и перестали сомневаться? Что для вас стало решающим аргументом?

— Шкаф разбирала и нашла 17 легких летних платьев для жары. Вы только представьте: 17. И семь из них я надевала по разу, а десять — вообще ни разу не выгуливала. Погода, знаете ли, климат не располагает. Посмотрела я на эти платья и поняла: Клермон!

Книга предоставлена издательством «Альпина Паблишер». Приобрести ее можно здесь. 

Вы уже оценили материал